Чем отличаются протесты в Белоруссии от украинских

0
82

Белоруссия и Украина — две соседние славянские страны, что предполагает много общего у них при наличии, впрочем, и немалого числа отличий. В том числе и в форме и содержании «революций».

Чем отличаются протесты в Белоруссии от украинских

Немного о политике

Если в Минске практически единолично командует Александр Григорьевич, то в Киеве правят бал «вашингтонский обком» (через президента) и дедушка Сорос (имея своих людей в правительстве). При этом Лукашенко временами пытается дружить с Москвой, активно сопротивляясь углублению интеграции в Союзное государство, в то время как Зеленский продолжает поддерживать фундаментальную установку своего предшественника: «Россия — агрессор и оккупант».

Ещё несколько лет назад опрос украинского сайта «Неделя» на тему «Кому из зарубежных политиков вы симпатизируете?» выявил безоговорочное лидерство Владимира Путина — ему отдали голоса более 80%. Разумеется, за годы усиленной порошенковской пропаганды ситуация изменилась и нынче в таком голосовании впереди Лукашенко. Могу это объяснить неистребимой славянской верой в доброго и справедливого царя: на фоне тотального недоверия и разочарования в собственных президентах жителям Украины очень хочется, чтобы кто-то сильной хозяйственной рукой навёл в стране хотя бы элементарный порядок.

Советское наследие

Современные районы Минска и областных центров страны приятно радуют глаз широкими проспектами и улицами — в них много воздуха, которого так не хватает в украинских городах, где пытаются застроить чуть ли не каждый подходящий (и не очень) свободный клочок земли. А вот центральные части городов почти в девственном виде сохранились с советских времён — можно снимать ретро-фильмы в естественных декорациях (например, в некоторых гомельских или витебских магазинах). Многие кафе и магазины закрываются в 19-20 часов, что совершенно непривычно для жителей Украины, где функционируют минимум две круглосуточные торговые сети и много заведений общепита с таким же графиком.

На границе Украины с Белоруссией часто вижу белорусов, налегке въезжающих на Украину и выезжающих потом в обратном направлении загруженными продуктами и разнообразным ширпотребом. Это и понятно: цены в украинских магазинах и на рынках намного ниже. И белорусам выгодно ездить на шопинг на Украину.

Зарплаты и цены

Средний размер пенсии: Украина — 105 евро, Белоруссия — 162 (далее также всё будет указано в европейской валюте).

Средняя зарплата: Украина — 356, Белоруссия — 431. При этом надо отметить, что в госсекторе зарплаты выше в Белоруссии, а в частном — на Украине. Причина проста: в Минске меньше жителей, чем в Киеве, следовательно, ниже платежеспособный спрос. Например, белорусский учитель получает 414, а украинский со всеми надбавками — не более 246.

Аренда однокомнатной квартиры в хорошем районе не очень далеко от метро: Киев — 277, Минск — 172.

Коммунальные платежи за двухкомнатную квартиру в отопительный сезон: Киев — 77, Минск — 38.

Цены на продукты: гречка — 1 (К) и 0.75 (М); десяток яиц — 0.5 (К) и 0.7 (М); литр молока — 0.9 (К) и 0.5 (М); свиная грудинка (1 кг) — 4.9 (К) и 4.7 (М).

Цены на топливо одинаковы на абсолютно всех белорусских заправках. Стоимость литра АИ-95 и солярки в Белоруссии — 0.62, на Украине эти цены в среднем 0.70-0.77. Проезд в минском транспорте — 0.24, в киевском — 0.25.

Так что, белорусы, недовольные своим уровнем жизни, вы всё ещё хотите ощутить на себе все прелести жизни после Майдана?

Мнения экспертов

События в Белоруссии нужно оценивать как процесс, который идёт со времён перестройки, с середины 1980-х на всей территории СССР — это процесс цветной революции, запущенный США для полного демонтажа советского проекта и его наследников, рассказывает замдиректора Украинского центра социальной аналитики Валерий Песецкий.

«И нужно сказать, что в этом процессе от полной десуверенизации пока устояли лишь две бывшие республики СССР — Белоруссия и Россия. Сегодня активно шатают первую, завтра примутся за вторую. Устоят ли обе? Не уверен. Победа Лукашенко и успешное силовое сдерживание протестантов — всего лишь фрагменты процесса, лежащие на поверхности, а нужно смотреть вглубь. Впервые в белорусской практике протеста на улицы вышли сотни тысяч молодых и сильных мужчин — ещё 10 лет назад это были лишь сотни. Впервые в ряде городов силовики бросали щиты и дубинки и братались с протестантами.

Ещё одна новация — забастовки крупнейших предприятий республики. Все эти факторы говорят, что на протяжении 10 лет успех имела технология цветной революции, а не меры Лукашенко по её сдерживанию. Недооценивать этот «успех» нельзя. Именно в нём и его эффективности — политическая судьба Александра Григорьевича. И пока он с этим глубинным процессом не справляется. Говорить о поражении авторов процесса цветных революций можно будет тогда, когда уровень включения масс вернётся к уровню 10-летней давности. Пока я не вижу никаких оснований для такого оптимизма. Боюсь, что при нынешних раскладах Лукашенко недолго оставаться в президентском кресле. Если, конечно, он не запустит в полный рост участие Минска в проекте Союзного государства с РФ.

В этом контексте белорусскому лидеру действительно важно навести порядок в стране, показать Москве, что он не нуждается в её помощи. И с этой позиции по-быстрому начинать торги по реальной интеграции своей страны в Союзное государство. Если ему это продемонстрировать не удастся, то придётся «капитулировать» на любых условиях — иначе его просто снесут. И судьба его ничем не будет отличаться от судьбы Януковича (и это в лучшем случае). Что касается Украины, то отношения с Киевом будут по итогу определяться в зависимости от стратегии поведения Минска с Москвой. Ну а США вообще всё равно, кто станет лидером протеста в Белоруссии — хоть обезьяна из местного зоопарка. Ведь они рулят процессом и определяют правила игры. А имена «героев» — вещи в этом совершенно случайные. Так что нет смысла к ним привязывать какие-то сущностные характеристики процесса», — заключает Песецкий.

Аналитик-международник Илья Куса не считает события, происходящие сейчас в Минске, Майданом, поэтому нельзя их сравнивать с киевскими событиями 2013-2014 гг. Там простое противостояние силовиков и части общества, считает он.

«Не вижу смысла называть это Майданом — нельзя так именовать любые протесты в различных местах планеты. Отъезд Тихановской из страны никак не связан с мифическим «вашингтонским обкомом», который якобы кого-то назначает президентом (но Гуайдо в Венесуэле всё же пытались назначить — прим. ред.), она просто не захотела на себя брать ответственность за происходящее сейчас в стране. То, что она политически слабая фигура — было понятно изначально, поэтому её самоустранение не вызвало удивления.

Самое главное, чего не хватает протестующим — политического руководства, лидеров, чёткой программы и списка требований. Без этого они обречены на провал. Хотя их действиями и пытаются руководить в соцсетях, но нет единого координационного центра — такие протесты легко подавить и разогнать. К тому же у них нет внешнеполитической легитимности, зарубежных игроков, готовых их полноценно поддерживать. Западные страны сейчас заняты своими проблемами, и им не до Белоруссии.

Полагаю, что протесты могут продолжаться не более пары недель, а потом стихнут. Так что не вижу никакой прямой угрозы для действующей власти и её легитимности. Понятно, что это уже последний срок для Лукашенко, и он проведёт давно готовящийся транзит власти кому-то при сохранении своего контроля. Примерно это будет выглядеть как конституционные поправки, введённые Владимиром Путиным.

Суть протестной волны, которую разгоняют внешние игроки (самыми активными я бы назвал Россию, Польшу и Литву), сводится к ослаблению власти Лукашенко, чтобы он обратился за помощью в решении внутренних проблем. В этом я вижу российский интерес. У двух других соседок — приземлённые интересы тактического характера, вряд ли они хотят свержения Лукашенко — им это не нужно и невыгодно. Что касается отношений Киева с Минском, я не вижу предпосылок, чтобы в них произошли кардинальные изменения. Звучавшие у нас заявления по поводу белорусских событий не имеют большого смысла и значения, ибо состоят из политически слабых высказываний», — резюмирует Куса.

Без Тихановской протест превращается в бунт — не имеет легитимизации со стороны кандидата в президенты, за которого проголосовало 600 000 избирателей. А бунт подавлять легче, нежели протест — можно действовать жёстче. Говоря о давлении на неё — оно, безусловно, было, но сейчас Тихановская уже находится не в Белоруссии, а в Литве, однако почему-то не отказалась от заявлений, сделанных под давлением, удивлён директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Крайне лаконично охарактеризовала белорусских протестующих адвокат Татьяна Монтян: «Сказочные имбецилы! Вышли на улицы за потерю государственности, гражданскую войну, соросят во власти и заоблачную коммуналку. Где-то я это всё уже видела…»