Елена Чайковская: В женском фигурном катании произошла революция

0
26

В российском фигурном катании немало знаменитых наставников. Об авторитете Елены Анатольевны Чайковской можно судить хотя бы по тому, что именно ей доверено возглавлять тренерский совет Федерации фигурного катания России. Что она делает успешно и твердо.  Фото: Яковлев Александр/ Фотохроника ТАСС

Фигуристы против ковида

Дорогая Елена Анатольевна, позвольте сразу вопрос, который может вам и не понравиться. А стоило ли проводить столько состязаний в эпоху пандемии?

Елена Чайковская: Мы, все тренеры, выразили огромную и сердечную благодарность федерации за то, что она сохранила фигурное катание и календарь. Потому что самое страшное для спортсменов, тренеров не видеть, ради чего ты тренируешься и катаешься, к чему стремишься. Если у тебя нет впереди ориентира и цели подводить форму к соревнованиям, то кататься просто так становится бессмысленным. Поверье моему много-многолетнему опыту — спортсменов не заставить тренироваться. Поэтому было счастьем выходить на лед, участвовать, показывать себя. Спортсмены готовились, создавали программы, соревновались. Все шло как будто ничего, никакого ковида, и не было. Этап Гран-при в Москве, как и другие соревнования, был проведен блестяще.

Как отразится удар ковидом на фигурном катании? Как фигуристам без отмененных финала Гран-при и чемпионата Европы? Не упадет ли уровень? Не исчезнет ли желание? И как же трудно без мотивации…

Елена Чайковская: Конечно, нас рубит отсутствие мотивации: не будет чемпионата Европы и столько волнений, состоится ли чемпионат мира. Но мы здесь, дома, держимся. Провели все этапы Кубка России, сейчас — чемпионат страны в Челябинске. Если со стороны ИСУ последуют новые отмены, то, надеюсь, наша федерация организует какой-то турнир, еще что-то, что заполнит вакуум и даст радость: спортсмены должны быть в тонусе. За один год уровень фигурного катания не упадет. Но если все это, не дай господи, растянется на несколько лет, то может упасть. Что меня пугает, так это чтобы люди вообще не закончили заниматься фигурным катанием. Это я не про наших, наши не бросят. Будут стремиться, тренироваться. А вот на Западе, особенно в богатых странах, спортсмены могут подыскать себе другое занятие, сядут на гранты, займутся иным видом деятельности. Вот это — возможно. Но будем верить в хорошее.

Доживем до пяти оборотов

Ваше отношение к девичье-женскому фигурному катанию? Произошла некая эволюция или случилась революция, увенчанная четверными?

Елена Чайковская: Конечно, революция, и я рада, что ее устроили именно мы, в России, где всегда проходят большие и разные революции. И подготовили взрыв наши девушки своими четверными. Это необычно. Почти всегда фигурное катание двигали вперед мужчины в одиночном. Они показывали направление, и остальные бросались вдогонку. Сейчас уже можно сказать твердо: на первый план вышли женщины. Дерзость, смелость, хорошие тренеры и бесстрашные исполнительницы. И теперь снова слово за мужчинами.

Догадываюсь, что вы ответите на мой следующий вопрос, и даже заранее согласен: стоит ли ограничивать возраст фигуристок? Но что все-таки делать девушкам, попадающим в ветераны в 18? Ведь если бы такое грянуло раньше, вашей воспитаннице Маше Бутырской не стать бы первой в стране чемпионкой мира в 29 годков.

Елена Чайковская: Искусственно сдерживать любое продвижение вперед, тормозить развитие — никому не по силам, да и бесполезно. То же и в фигурном катании. Но вы справедливо беспокоитесь за тех, кто постарше. Они нужны и очень. Их задача и единственный выход — вместе с тренерами находить свои пути. Ведь катание не ограничивается одними четверными. Создавать артистичные композиции, разучивать и только безупречно исполнять сложные прыжки в три, три с половиной оборота. Это один из путей к сохранению женственности в катании. Тоже очень важно: не сдаваться. Я бы никогда не сдалась.

Не ожидаете похожего взрыва в мужском одиночном?

Елена Чайковская: А чего от них ожидать? Все, что могли, они уже взорвали. Ну, как я понимаю, будет четыре с половиной. Потом и прыжки в пять оборотов.

И мы до этого доживем?

Елена Чайковская: Доживем. Будем идти и никоим образом не останавливаться. В свое время после каждого чемпионата мира и Олимпийских игр мне и Станиславу Жуку присылалось письмо от бригады, работавшей на этих соревнованиях. В послании перечислялось количество поддержек и прыжков. И столько запретов. В танцах — миллион. Но нельзя было останавливаться, надо совершенствоваться, меняться, идти дальше. Прогресс невозможно тормозить. И сейчас совершенно иные танцы. Правда, буду брюзжать, не уверена, что они лучше. Но это моя точка зрения. Все новое должно сочетаться с танцевальностью, музыкальностью, открытостью души.

Неприятнейшее явление. Не помню, по крайней с 1975-го, таких дебатов, да что там дебатов, перебранок и публичных оскорблений между некоторыми тренерами. Понимаю: открытость, социальные сети, безумство болельщиков, скорее, болельщиц… Но как это можно? Приказом не запретить, а наносимый имиджу фигурного катания вред аршином не измерить. Как быть и что делать? И можно ли что-нибудь сделать?

Елена Чайковская: Коля, мы с вами люди совсем другого поколения и совсем другого воспитания. Боюсь, ничем тут не поможешь. Сейчас модно показывать все то, что происходит в ванной, и выливать это на публику. Считается открытостью, смелостью. Я категорически против. Но здесь мое мнение мало что значит. Для Голливуда — находка, нажимаете кнопку и утром, вечером все это на публику вываливается. И получается, что такое — на волне успеха. Скандал — забава для миллионов. Хотя скандал — тоже реклама. Нравится ли мне это? Конечно, нет. Я, кстати, закрыла свои соцсети: надоело отвечать на глупейшие вопросы. Но это так, дорогой мой Николай, ничего тут не поделаешь. А тем, кто стоит за этими людьми, я бы пожелала большей интеллигентности.

От этого взгляда Елены Чайковской не ускользнет ни малейшая деталь. Фото: РИА Новости

Челябинск рассудит

Теперь, пусть и не совсем плавно, — о настоящем фигурном катании, о чемпионате России. О юных дамах мы уже говорили, а теперь — о спортивных парах. Не кажется ли вам, что в нашем парном катании не хватает сложности?

Елена Чайковская: Ошибаетесь. Почему вам так показалось? Может, потому, что иногда не так хорошо исполняют? Потрясающе сложная программа у Александры Бойковой — Дмитрия Козловского, Анастасии Мишиной — Александра Галлямова, Евгении Тарасовой — Владимира Морозова. Тарасова все время мучилась с прыжками. При таком классе какие-то вещи надо делать со стопроцентной уверенностью. Сейчас это более-менее наладилось. Пара замечательная, очень помогла им (тренер. — Ред.) Марина Зуева. Надеюсь, к будущему олимпийскому году они воспрянут. А если говорить о молодых парах Бойковой — Козловском, Дарье Павлюченко — Денисе Ходыкине, то посмотрите, что они творят на верхних поддержках. Скажу вам честно, когда пара вписывается в площадку и катит по повороту, я закрываю глаза. Потому что в этот момент идет неимоверно сложная перестановка наверху, на руках, в позициях хвата. Парное катание дошло до такого уровня!

Елена Чайковская: В женском фигурном катании произошла именно революция. И я рада, что ее устроили именно мы

Нет ли признаков улучшения здоровья у нашего мужского фигурного катания?

Елена Чайковская: Есть.

Как вам Дима Алиев?

Елена Чайковская: Я люблю это фигурное катание. Чуть расстроилась: у него травмы. Но тут уже ничего не поделаешь. Надо залечь и лечить. Если травма серьезная, она все равно ничего не позволит тебе делать. Значительно, именно значительно прибавил в этом году Михаил Коляда. Прямо неузнаваемый и по программе, и по музыкальности — он меня удивил, и жду, что сохранит настрой. Бесспорно, он спортсмен очень сильный, опытный. Но если мы сейчас с вами будем разбирать каждого, некоторые могут подумать, что я ставлю на кого-то. Перед чемпионатом нельзя давать никаких оценок, а мне — тем более.

Тогда как председатель тренерского совета назовите, пожалуйста, и других ребят, на которых стоит посмотреть. Вы же просто даете оценки тем, кто выходит на лед.

Елена Чайковская: Назвала двоих, а еще столько сильнейших. Андрей Мозалев, Петр Гуменник. Много молодых, которых надо подвести в нужный момент к пику формы. Вообще в этом году питерская команда меня удивила. Есть еще Анастасия Гулякова в женском одиночном и Евгений Семененко в мужском. Сколько показали интересного. Так что будем следить.

Елизавета Туктамышева доказывает: бороться за медали можно не только в 18. Фото: Михаил Синицын/ РГ

Елена Анатольевна, а как относитесь к тому, что некоторые спортсмены в последний момент отказываются от выступления на чемпионате России? Предлоги могут быть разными.

Елена Чайковская: И причины тоже. Если больны, что ж… Но на чемпионате страны надо выступать. Были времена, и на чемпионат СССР и простуженные, и с перевязанными руками-ногами все шли на старт. Мое мнение как практикующего тренера: должен доказывать, а сошел с дистанции и ты — слабак. Ты не хочешь драться. А должен идти в нужном ритме, именно сейчас, к чемпионату, набирать лучшую форму, карабкаться на пик. Нельзя давать себе слабину. Ну что это такое — взял и снялся. После этого очень тяжело, потом спортсменов не поднимешь. Сниматься? Я бы делать это своим фигуристам не поз-во-ли-ла. Уж не знаю, понравился ли вам мой ответ.

Понравился, хотя он и жесткий.

Елена Чайковская: Повторяю, это не относится к действительно тяжело заболевшим. Сейчас такая ситуация: ковид выбил.

По итогам чемпионата страны всегда определялся состав сборной на чемпионат Европы, который сейчас отменен. Верите, что в марте команда все-таки поедет в Стокгольм на чемпионат мира?

Елена Чайковская: Ха! Я — верю. А самое главное, что очень хочу. Но что будет с коронавирусом, как его новый штамм пойдет из Англии по миру? Как хочется, чтобы наши поехали. У нас в сборной России сейчас такие жемчужины… А не выйдет, надо придумать что-то здесь, чтобы их показать, закончить сезон серьезным соревнованием.