«Гараж» открыл арт-объект «Трансформер»

0
28

Ербосын Мельдибеков — один из самых известных современных художников Казахстана. Профессиональный скульптор, он работает с архивами, фотографией, занимается перформансом. И конечно, с памятниками. Точнее, с историей и идеологией мест, которые маркируют монументы. Его персональные выставки были в Лондоне, Гонконге, Милане, Брюсселе, Вене, Берлине. Он был участником Венецианской биеннале (2011). В Москве впервые его видеоперформанс «Пастан» показал Виктор Мизиано на выставке «Искусство Центральной Азии. Актуальный архив» в 2006 году в рамках проекта Rozamira. Куратором нынешнего проекта Мельдибекова в музее современного искусства «Гараж» стал его сын Андрей Мизиано.

"Гараж" открыл арт-объект "Трансформер"

Инсталляция «Трансформер» Мельдибекова должна была появиться перед зданием музея «Гараж» к Первомаю и срифмоваться с 2-й Триеннале российского современного искусства. Но пандемия смешала все планы. В итоге «Трансформер», украсивший площадь в Парке Горького в рамках проекта Garage Square Commission, был собран в июне и стал весьма актуальным высказыванием.

Впрочем, Ербосын Мельдибеков заинтересовался судьбой памятников задолго до того, как в гавани Бристоля утопили бронзовый монумент английскому тори и работорговцу Эдварду Колсону, а в Бельгии сбросили с корабля современности статую короля Леопольда II, известного своей жестокой колониальной политикой в Конго. В лохматом 2009 году на выставке в ГЦСИ можно было увидеть проект «Семейный альбом», который Мельдибеков делал вместе с Нурболом Орисом. Фотографии сестер и других родственников, снятые на фоне важных монументов в городах Казахстана в 1960-е-1970-е годы, художники дополнили снимками тех же героев в тех же местах 30 лет спустя. И если родственники были вполне узнаваемыми, то о памятниках этого не скажешь. Так, по прошествии лет главными персонажами на старых семейных снимках, что делались в основном по случаю свадеб, оказались… монументы.

"Гараж" открыл арт-объект "Трансформер"

Детали «Трансформера», из которых можно сложить любой памятник. Фото: Предоставлено Музеем современного искусства «Гараж»

И Мельдибеков перенес акцент с фигур на фон снимка. С персонажей — на место действия. В проекте «Конкурс», где соавтором Мельдибекова был историк и архивист Борис Голендер, этим местом стала одна из площадей Ташкента. Она замечательна тем, что монументы, поставленные на века, сменяли тут друг друга со средней скоростью один памятник в десять лет. Но жизнь многих оказалась еще короче. Каждый новый памятник не только надеялся увековечить идеи и идеологию, которая стояла за ним, но прежде всего «стирал» память о предыдущем.

Например, первый в Туркестанском крае европейский памятник генерал-губернатору Туркестанского края Константину фон Кауфману (да, тому самому, спорившему с Верещагиным по поводу точности его картин) был открыт в мае 1913 года, но продержался всего четыре года. В 1917-м на опустевший постамент водрузили красное знамя, окружили его трофейными пушками — получился «Памятник революции». Уже в 1919-м его сменил конструктивистский «Серп и Молот», который одновременно мог служить трибуной во время парадов и митингов. К 1927 году решили возвести монумент к 10-летию революции. Поставили колонну с куполом, украшенную надписью на русском и узбекском «Октябрь — маяк мировой революции». Все бы хорошо, но надпись на узбекском языке была сделана арабской вязью. В 1930 вместо колонны поставили трубача, перед ним бюст Ленина, который украсили своевременным лозунгом «Пятилетку в 4 года!». После войны место на постаменте занял гранитный Сталин, но после XXII съезда КПСС в 1961 году фигуру убрали, а постамент украсили лозунгами Великой Французской революции, к списку которых добавили «мир, труд, счастье». В 1968-м поставили новый памятник — с кудлатой головой Маркса. Но в 1995-м пришла очередь и ему посторониться. Бронзовый всадник Амир Тимур (он же Тамерлан) занял центральное место и дал площади свое имя.

Проливать слезы над такой чехардой монументов, согласитесь, уже не приходится. Ербосын Мельдибеков и не предлагает. Вместо этого он устраивает воображаемый конкурс проектов минувших памятников, претендовавших на одно и то же центральное место, и модель для сборки пяти из девяти памятных сооружений. Иначе говоря, памятник у «Гаража» будет меняться по разным праздничным дням, превращаясь в игрушку-трансформер.

Этот перевод истории памятников с рельс идеологии (каждый раз неизменно верной и единственной) в формальное упражнение и в игру, у Мельдибекова ироничен и точен. Перед нами набор геометрических фигур. Сборный конструктор, где главное — соотношение масштабов, устойчивость, строгость конструкции, но никак не сходство портрета с оригиналом. Наоборот, чем больше похож памятник на другие памятники, тем больше шансов у него быть «узнанным».

Можно сказать, ничего личного.

Выставка в «Гараже» — это перевод истории памятников с рельсов идеологии в художественную игру

Парадокс в том, что Ербосын Мельдибеков в этот образцовый концептуалистский проект вписал еще и автобиографический сюжет о скульпторе, который меняет профессию. Правда, художник так охотно во всех интервью повторяет, что пошел учиться на монументалиста, потому что «эта профессия в советские времена была престижной, скульпторы много зарабатывали», что начинаешь подозревать, что он виртуозно создает образ наивного рассказчика, «простого» парня из южного Казахстана. Если иметь в виду этого простодушного повествователя, в котором автор стирает собственные индивидуальные черты, то «Трансформер», конечно, и о постоянной пересборке идентичности обычного человека. Позавчера он был «советским человеком», вчера проснулся батыром, сегодня — жителем «глобальной деревни», зарабатывающим на жизнь там, где есть работа.

"Гараж" открыл арт-объект "Трансформер"

Фото: Предоставлено Музеем современного искусства «Гараж»

Если же говорить о самом авторе, то его трансформация определяется отнюдь не идеологической пересборкой, а личным размышлением и работой художника. Точкой сборки стала верность призванию. Оказалось, неплохая опора.