Иногда лучше молчать, чем говорить: как «элита» защищает Ефремова

0
155

Ничего не писала про ДТП с Михаилом Ефремовым, но тут, что называется, потрясена до глубины души, не могу промолчать. Сейчас осмелевшие и отошедшие от первого шока друзья актера начали отправлять в общественное пространство слова поддержки безусловно талантливому актеру и, увы, потомственному рабу зеленого змия. И это правильно, что не отреклись, что хотят помочь. А то ведь многие почитатели имеют привычку переобуваться в воздухе, как только с их влиятельным товарищем (собутыльником, партнером, боссом, соседом и т. д.) что-то нехорошее происходит.

Иногда лучше молчать, чем говорить: как "элита" защищает Ефремова

Слова поддержки Михаилу Ефремову звучат в основном правильные, аккуратные, их ведь пишут и произносят люди умные, грамотные, умеющие работать со словом и интонациями. Как и сам актер очень хорошее и правильное записал обращение о том, что он пропал и всех предал. Может, он и понял что-то важное. Но если бы он действительно раньше уважал людей вокруг себя, своих близких и родных, актер бы, пардон за банальность, знал, что он никакой не исключительный, что ему, как и всем остальным опасно садиться за руль пьяным, что есть вещи от которых нельзя откупиться. Но он считал, что ему все можно и в этом мире все фигня.

И что удивительно, у господина Ефремова есть друзья или почитатели, которые действительно считают, что великому Михаилу Ефремову, сыну великого Олега Ефремова все можно. Сегодня узнала о том, что есть такой писатель и публицист — Владимир Кожевников. И вчера он написал у себя на странице буквально следующее. Я глазам своим не поверила.

«С одной стороны на опасном повороте в Москве общество потеряло в ДТП никому не известного курьера из Рязани. С другой стороны русская культура, кинематограф, театр, телевидение, миллионы зрителей потеряли (он сам это признал в обращении, распространенном ТАСС), Заслуженного артиста Михаила Олеговича Ефремова.

Теперь вопрос: какая потеря лично для вас, для общества тяжелее?»

Ну во первых, поворот (место, где произошла трагедия) вовсе не был поворотом и был безусловно опасным местом (с двойной сплошной) как и все Садовое кольцо.

А во-вторых, господа, граждане, товарищи и опять господа. Все это уже было в литературе. Ничего нового сей автор не придумал.

«С одной стороны, глупая, бессмысленная, ничтожная, злая, больная старушонка, никому не нужная и, напротив, всем вредная, которая сама не знает, для чего живет, и которая завтра же сама собой умрет. С другой стороны, молодые, свежие силы, пропадающие даром без поддержки, и это тысячами, и это всюду! …… Как ты думаешь, не загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел? За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!»

Ф.М.Достоевский, «Преступление и наказание», 1866 год. И пусть истории и мотивы совсем не похожи. Но на весах, как повод для сравнения, все тот же маленький человек, только 150 лет спустя. И что стОит его жизнь в сравнении с тысячами добрых дел, известными актерами, великими ролями и тд. Студент Раскольников слишком поздно узнал ответ на этот вопрос.

А писатель Кожевников, выпускник историко-филологического факультета ярославского пединститута, оказывается, Достоевского не читал. Ну или категорически не согласен с автором.

Кстати сказать, сам Михаил Олегович вряд ли поддержит своего сторонника. И говорит теперь, увы, поздно, совсем другие слова. И видно, что человек он неплохой. Но пьянство никого до добра не доводит, это медицинский факт.

А с такими друзьями, как этот писатель, и враги не нужны. Иногда лучше молчать, чем говорить или писать.