Исторический приговор Соколову не устроил никого

0
43

Двенадцать лет и шесть месяцев. В колонии строгого режима. Такой приговор 25 декабря был вынесен историку Олегу Соколову за убийство его подруги Анастасии Ещенко и хранение огнестрельного оружия.В деле историка Соколова ещё не поставлена точка

Безусловно, адвокаты историка будут обжаловать приговор. Безусловно, будут пытаться смягчить участь ученого.

Тяжёлая картина

Приговор зачитывали три с половиной часа. Судья Юлия Максименко не упустила ничего и приняла доводы стороны обвинения, оставив в стороне доводы стороны защиты.

Школа с золотой медалью, красный диплом, блестящие лекции, восторженные студенты и вклад в развитие исторической науки. Всё это померкло после событий 8 ноября 2019 года и последующих попыток утопить в Мойке пакеты с останками любимой. Слушание приговора было нелёгким делом. Показания соседей о криках, брани, громких вечеринках и скандалах не очень вязались с образом человека науки. Показания самого Соколова о том, что отпиленные руки в пакете никак не хотели тонуть вызывали неприятные мурашки.

Линия защиты, выбранная адвокатами учёного, разбилась, как волна о скалы, о доводы экспертов. Так, врачи-психиатры и психологи признали Олега Соколова вменяемым, дееспособным.

«Осознавал опасный характер своих действий и мог руководить ими, в применении мер принудительного медицинского характера не нуждается» — ключевой фактор в любой психолого-психиатрической экспертизе.

Также психологи обнаружили у историка ряд личностных особенностей, собственную систему оценок и сверхценное отношение к своим научным изысканиям.

Впрочем суд признал наличие психотравмирующей ситуации с научным оппонентом Евгением Понасенковым, которая, по мнению суда, вызвала у историка «истощение личностных ресурсов».

Однако в момент правонарушения учёный не находился в состоянии аффекта, что подтверждается логичностью его дальнейших действий.

По мнению психолога Андрея Лапова, вынесенный в отношении Олега Соколова приговор даёт основание полагать, что эксперты Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского, признавшие его вменяемым, провели большое количество всевозможных тестирований и исследований.

«Было установлено, — говорит специалист, — что Соколов не страдал и не страдает никакими психическими расстройствами, слабоумием и иными болезненными состояниями психики. Таким образом, его действия были осознанными и никак не спонтанными, возникшими в результате сильного душевного волнения или оскорбительного, якобы неадекватного поведения со стороны потерпевшей. Да и попытки скрыть преступление это также подтверждают. Демонстративность в поведении, склонность к браваде, риску, желание быть в центре внимания — всё это и подтолкнуло Олега Соколова к совершению этого преступления».

Жизнь после суда

Что же ждёт историка после суда? Как может сложиться его судьба? На этот вопрос отвечает адвокат коллегии адвокатов «Защита» Городской палаты Санкт-Петербурга Инна Чергина:

«Думаю, что решение суда будет обжаловано обеими сторонами. Защита будет пытаться найти процессуальные нарушения при производстве судебного следствия, а это совсем не редкость, даже по громким делам, где суд предельно внимателен, предполагая, что принятое решение будет под микроскопом изучаться в широких кругах общественности.

Как правило, адвокаты оставляют аргументы с подтверждениями в материалах дела для апелляции, не заостряя на них вынимание в суде первой инстанции. Думаю, что и защита Соколова приберегла нечто подобное на случай продолжения борьбы за своего подзащитного. Мы сможем узнать об этом через несколько месяцев — такой период обычно проходит до рассмотрения дела в апелляции.

Я уверена, что и гособвинение не собирается расслабляться, они предлагали суду вынести более жёсткое наказание — 15 лет лишения свободы.

После вынесения решения апелляционной инстанцией есть ещё несколько вышестоящих инстанций. Но после вступления приговора в законную силу осуждённый отправляется к месту отбытия наказания.

Скорее всего, Соколов останется отбывать наказание в Петербурге или рядом, так как зарегистрирован и проживает здесь. Так гласит закон. Это позволяет осуждённым не терять социальные связи, потому что родственникам проще приехать на свидание.

По прибытию в учреждение он может быть трудоустроен, если будет иметь такое желание и при наличии такой возможности в ИК. Работать хотят почти все отбывающие наказание, так как это позволяет с большей долей вероятности освободиться условно-досрочно по истечению отбытия необходимой для этого части наказания.

Если осуждённый проявит себя положительно, он может быть поощрён администрацией, что также влияет на возможность условно-досрочного освобождения.

Говорить о примерной дате выхода Соколова из мест лишения свободы ещё рано, так как итоговое решение по делу ещё не вынесено. Нас ждут судебные баталии защиты и обвинения«.

Уже известно, что представитель стороны защиты историка Соколова Сергей Лукьянов заявил, что решение об обжаловании приговора будет после получения на руки всех копий приговора, но с решением суда они уже не согласны.

Потерпевшая сторона — родители погибшей Анастасии Ещенко, уже заявили, что обжаловать приговор не будут.

Представители реконструкторских кругов, оценили приговор следующим образом. По словам руководителя Гатчинского Военно-исторического клуба Михаила Дятленко, Олег Соколов совершил преступление и за него надо отвечать.

«В отношении господина Панасенкова суд сделал правильные выводы. Но я считаю, что теперь надо и его привлечь к ответственности за травлю и клевету, — говорит специалист. — Сложно сказать, как у Соколова сложится его жизнь в условиях колонии. Учитывая его непростой характер, он может вступить в конфликт. А колония строгого режима — это не поле реконструкции, где ты генерал, а остальные солдаты. В любом случае теперь дверь в мир реконструкции для него закрыта».

Редактор: Елена Тимошкина, Куратор: Александр Михайлов

Темы

приговоры

андрей лапов

олег соколов

инна чергина

михаил дятленко

анастасия ещенко

апелляционный суд

евгений понасенков