Как живут французы в условиях комендантского часа

0
23

У небольшого кафе на улице Шарль Мишель, что в XV округе Парижа, под вечер, в районе пяти часов, собираются завсегдатаи заведения группками по несколько человек. В руках бумажные стаканчики, у кого с пивом, у кого с вином. Скорее всего, с собой принесли. Ведь кафе-то вот уже с конца октября закрыто из-за антиковидных ограничений. У людей не так уж и много времени для общения: через час, в 18.00, вступает в силу комендантский час, а значит, лучше не попадаться на глаза полицейским — штраф в 135 евро выписывают автоматически, и никакие объяснения не принимаются. Французы выходят на улицы, добиваясь от властей помощи тем, кто разоряется из-за локдауна. Фото: АР Из-за пандемии по всей стране закрыты музеи, театры, кинозалы. Бассейны и фитнес-клубы также под замком. Но, конечно же, больше всего французы страдают от того, что нельзя с друзьями разместиться на террасе бистро за бокалом бордо или шабли, провести вечерок в уютном ресторанчике. А ведь все это записано в генетическом коде Пьеров и Жанн, является тем, что здесь называют joy de vivre ("радостью жизни"), той самой, без которой свое существование они не представляют.

А что уж говорить о рестораторах? Они в полном трансе. Некоторые кое-как перебиваются продажей блюд навынос. Другие уходят в подполье, устраивая в подсобках и на кухнях своих заведений обеды для близких, хорошо знакомых и проверенных клиентов. Полная конспирация, пароли и явки… Правда, порой попадаются. Так, на прошлой неделе только за два дня полицейским удалось выявить в Париже 24 ресторана-нарушителя. Санкция в виде административного закрытия на две недели, понятно, в нынешних условиях воспринимается как дурная шутка, а вот штраф в 750 евро владельцам — это уже вполне серьезно.

Заметим, что именно среди рестораторов последние недели нарастал поначалу глухой, а после все более явный ропот. Ведь было обещано, что ближе к концу января их вопрос будет рассмотрен и они смогут открыться. Правительство рассмотрело, но отказало. Такого удара кулинарное сообщество не выдержало. Началась самая настоящая фронда под лозунгом "Открыться или умереть". В Ницце владелец ресторана Poppies в пику властям распахнул двери своего заведения, пригласил всех желающих, но вскоре нагрянули ажаны и прекратили веселье. Самого же бунтаря арестовали, найдя для этого совершенно иной, не ковидный повод: один из его работников оказался нелегальным мигрантом.

Нечто подобное в селении Кюзанс на востоке страны хотел проделать один из зачинщиков движения хозяин бистро Source bleue Стефан Турийон. Но министр экономики Брюно Ле Мэр заранее пригрозил лишить бунтарей-рестораторов помощи из государственного спецфонда, а это 10 тысяч евро ежемесячно, или до двадцати процентов оборота в доковидный период. Острастка подействовала. Месье Турийон устроил пикник под открытым небом для двух сотен жителей, а затем демонстративно повел их на местное кладбище, как заявил, "хоронить поварскую профессию".

В среднем во Франции заражаются коронавирусом 20-22 тысячи человек, а в больницах находятся около 28 тысяч больных, из которых более трех тысяч в реанимационных отделениях. В такой ситуации на днях встал вопрос о введении третьего по счету карантина. На этом настаивали именитые эксперты-медики из научного совета при президенте, многие министры.

Откровенного говоря, терпение свободолюбивых французов, уставших от двух локаутов, да и от жесткого режима комендантского часа, было на пределе. И это понял, "проинтуичил", хозяин Елисейского дворца. Он пошел наперекор многочисленным советчикам.

По всей Франции закрыты музеи, театры, кинозалы. Бассейны и фитнес-клубы также под замком 

Судя по всему, Эмманюэль Макрон понял, что бурные манифестации на грани бунта с массовыми погромами и пожарами, чем были отмечены локауты в Нидерландах, да и в соседней Бельгии, могут повториться и во Франции. Тем более взрывоопасного материала в стране, где до сих пор не стихают выступления "желтых жилетов", и без того предостаточно.

Что принесет завтрашний день, трудно сказать. Но люди получили отсрочку, гайки не закрутили до предела, что по нынешним временам уже немало. Может быть, поэтому, как свидетельствуют ряд последних социальных опросов, от 40 до 45 процентов французов дают деятельности президента Эмманюэля Макрона положительную оценку.