Как Китай расплатится со всем миром

0
22

Китайцы из-за коронавируса ополчились на иностранцев. Сможет ли Поднебесная справиться теперь с эпидемией расизма? Как могут измениться отношения Китая с другими странами? Как эта ситуация может повлиять на отношения с Россией? Предлагаем нашим читателям ознакомиться с мнением китаиста Леонида Ковачича.

Как Китай расплатится со всем миром

Как отметил эксперт, в Китае могли бы победить эту эпидемию негативного отношения к иностранцам, если бы на то была политическая воля. Но проблема в том, что настроения в китайском обществе во многом были спровоцированы именно властями.

«Китай оказался первой страной, принявшей на себя удар коронавирусной эпидемии. И, соответственно, когда в других странах эпидемия лишь набирала обороты, в Китае она уже сходила на нет. Тем не менее из-за беспрецедентных ограничительных мер, которые ввел Китай для сдерживания распространения эпидемии, экономике страны был нанесен катастрофический ущерб. И даже по официальным данным китайская экономика в первом квартале упала на 6,8%», — говорит Леонид Ковачич.

Как китайцы накручивали сами себя

«В таких условиях власти Китая, чтобы отвлечь внимание населения от проблем, связанных с падением, стали продвигать идею, что Китай — это первая страна, успешно справившаяся с эпидемией. Прокладывать путь для других всегда трудно, экономический спад — необходимая жертва, зато Китай оказался самой ответственной державой, единственной крупной страной, справившейся с таким серьезным вызовом. И, естественно, в местной информационной повестке все чаще расписывали ужасы эпидемии в Европе и США и давали позитивные новости о том, как в Китае число новых случаев заражения сводится к нулю. Китайское общество в целом охотно подхватило этот нарратив, уверившись в могуществе китайской системы здравоохранения и неспособности других стран так же решительно справиться с этой бедой. Вылилось это в то, что в китайском обществе стала популярна идея внешней угрозы: нового витка эпидемии из-за завозных случаев. Причем китайская официальная статистика лишь культивировала эти настроения, подчеркивая в сводках, что подавляющее число новых случаев COVID в стране — привозные».

Соединенные Штаты подливают масла в огонь

Эксперт отметил, что позднее тема эпидемии коронавируса приобрела геополитическую окраску и стала новым аспектом противостояния КНР и США. В Вашингтоне обвиняли Китай в сокрытии полной информации и несвоевременном объявлении о начале распространения эпидемии.

«С точки зрения США, именно несвоевременное и неполное предоставление Китаем информации об эпидемии привело к столь катастрофическим последствиям для всего мира. Китай в свою очередь утверждал, что с самого начала эпидемии поддерживал полную транспарентность и практически в режиме реального времени обменивался данными с ВОЗ. И даже тот факт, что Китай не предоставил штамм вируса, необходимый для разработки вакцины, не стал для китайских властей убедительным аргументом. Официальный представитель МИД КНР стал выдвигать конспирологические теории о том, что вообще-то вирус мог быть привезен в Китай американскими военными во время учений, которые проводились в регионе осенью 2019 года. Вашингтон в ответ стал выдвигать теории искусственного происхождения вируса и его утечки из лаборатории в Ухани», — подметил Леонид Ковачич.

Перепалка из-за коронавирусной инфекции — причина китайской ксенофобии

Из-за перепалки между властями КНР и Белым домом китайские СМИ активно подхватили риторику поиска внешнего врага и угроз со стороны США. Эта ситуация еще больше подогревала националистические настроения в китайском обществе. Как считает эксперт, по этой причине китайцы стали воспринимать всех иностранцев как потенциальную угрозу.

«Например, в южном китайском городе Гуанчжоу достаточно большая нигерийская и вообще африканская диаспора. В отношении них как раз начались всякого рода дискриминационные выпады. Их стали выселять из квартир, гостиниц, перестали обслуживать в каких-то общественных местах — в парикмахерских, магазинах. И это даже вызвало скандал на дипломатическом уровне. Власти Нигерии выражали соответствующие обеспокоенности послу КНР. Но тем не менее реакция китайских властей была скудной. Все ограничилось сухими заявлениями о равном отношении ко всем гражданам, об отсутствии расовой или иной дискриминации, о единстве правил для граждан всех стран», — утверждает Леонид Ковачич.

Как ненависть к «варварам» скажется на отношениях с Россией

«В отношениях с Россией была очень похожая ситуация. Россия одна из первых закрыла границы с Китаем. В Москве тогда еще не было зарегистрировано случаев заболевания COVID-19. В отношении китайских граждан был введен режим более пристального наблюдения. Полиция проверяла у них документы, отслеживала их контакты. И тогда посольство КНР выражало обеспокоенность правительству Москвы в достаточно резкой форме. Правда, после телефонного разговора лидеров двух стран на официальном уровне этот конфликт вроде как замяли. Посольство КНР даже выпустило обращение к китайским гражданам, проживающим в РФ, призвав их четко соблюдать местное законодательство и общественные нормы. Однако в китайских социальных сетях и в обществе в целом все равно риторика о том, что ущемляются права китайцев в России, продолжила существовать», — утверждает специалист по Китаю.

Есть ли у Китая претензии к нашей стране и как видятся двусторонние российско-китайские отношения в ближайшей перспективе? Как отметил Леонид Ковачич, когда в Москве эпидемиологическая ситуация ухудшилась, китайцы, проживающие постоянно в России, стали возвращаться к себе на родину, потому что там в этот момент уже все сошло на нет. И все случаи привозных инфекций из России в Китай приходятся как раз на китайских граждан. Но почему-то ни китайские СМИ, ни чиновники на это не обращают внимания, указывая лишь на то, что есть угроза привоза инфекции из России. Конечно, в такой ситуации китайское общество воспринимает это не так, что китайцы возвращаются из России и привозят с собой инфекцию, а что российские граждане представляют какую-то угрозу.

Надо сказать, в целом эта ситуация все-таки омрачает двусторонние отношения. Несмотря на то, что лидеры РФ и КНР по-прежнему поддерживают интенсивные контакты, заявляют о взаимной поддержке, а российские официальные лица, в том числе глава МИД Сергей Лавров, открыто вступаются за Китай в полемике об источнике происхождения коронавируса, указывая на недопустимость обвинений КНР в распространении COVID-19.

Что может помешать российско-китайским отношениям

«Нельзя отменить того факта, что Китай, несмотря на то, что он заявляет, что мы с ним стратегические партнеры, отказался предоставить штамм вируса. Это не секрет, что штамм мы получили из другой страны. Кроме того, ситуация с привозными инфекциями, естественно, отложилась в памяти российских чиновников. Поэтому все дальше будет зависеть от того, как Китай будет продвигать во внешний мир позицию относительно собственной роли в ликвидации последствий коронавируса. Если Китай будет придерживаться умеренной риторики, то напряженности между Россией и Китаем никакой не возникнет. Если у Китая будет более жесткая риторика, в том числе в отношении России и российской системы здравоохранения, то не исключено, что это будет иметь определенные последствия и может отразиться на двусторонних отношениях», — отмечает эксперт.

Как будут складываться отношения КНР с остальными государствами

«В целом, на мой взгляд, эта эпидемия привела к определенному расколу международного сообщества по поводу Китая. Традиционные союзники Китая оказались в большей зависимости от него, в том числе от поставок гуманитарной помощи. А позиция традиционных китайских соперников в отношении Китая стала еще более агрессивной и негативной.

Ярко этот пример иллюстрирует позиция Великобритании. Премьер страны Борис Джонсон до начала эпидемии коронавируса придерживался довольно позитивного и теплого отношения к Китаю, даже несмотря на возражения со стороны некоторых членов парламента, продвинул идею о том, чтобы допустить китайскую компанию Huawei к строительству сетей 5G в стране. Не помогли даже угрозы США прекратить обмен чувствительными разведданными с Лондоном. Однако после эпидемии риторика Джонсона уже изменилась, поступают сигналы о возможности пересмотра решения по Huawei и вообще по ужесточению правил работы на британском рынке для китайских компаний.

Нынешняя эпидемия все же сильно повлияла на отношения Китая с другими странами«, — резюмирует китаист Леонид Ковачич.