Как Минпромторг создает мощности по глубокой переработке древесины

0
41

Минпромторг должен до 15 декабря подготовить нормативную базу, чтобы запустить с 1 января 2021 года программу льготного кредитования бизнеса для создания мощностей по глубокой переработке древесины. Фото: Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Елена БерезинаКак рассказал "РГ" статс-секретарь — заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов, уже разработан проект отдельной программы Фонда развития промышленности (ФРП), направленной на модернизацию малых и средних предприятий.

"Будет возможно приобретать весь комплекс оборудования — как основного (лесопильные линии, сушилки, сортировки бревен), так и вспомогательного (упаковка готовой продукции, погрузчики). Программа будет из двух блоков: федеральный ФРП будет работать со средними предприятиями, а региональные ФРП смогут предоставлять займы для малых предприятий, которые предполагают перестроить свою бизнес-модель на производство продукции высокой переработки, — собщил Евтухов. — Ставка на предоставленное финансирование будет начинаться с 1% при приобретении российского оборудования".

Кроме того, минстрою и минпромторгу до 1 декабря следует обеспечить в пилотных регионах (в частности, в Архангельской области) реализацию мер, направленных на развитие строительства с целевым уровнем 20% жилых домов и объектов социально-культурного назначения с использованием деревянных конструкций в рамках программ господдержки, в том числе при переселении из аварийного жилого фонда. Это предусматривает план мероприятий по декриминализации и развитию лесного комплекса, о котором ранее сообщала "РГ".

Минфину, минстрою и минпромторгу к 1 июля 2021 года необходимо распространить действие ипотечных программ на проекты индивидуального жилищного строительства с использованием деревянных домокомплектов, произведенных индустриальным способом.

Ипотечные программы распространятся на индивидуальные деревянные дома к 1 июля 2021 года

До 25 декабря 2022 года будет создана Федеральная государственная информационная система лесного комплекса (ФГИС ЛК), предусматривающая введение лесного электронного госреестра по единым для всех регионов правилам.

Уже к концу этого года в действующей ЛесЕГАИС можно будет проследить цепочки поставок древесины, изделий из нее и сделок по видовому и сортиментному составу древесины от момента заготовки до ее переработки или вывоза за пределы России. Кроме того, появится возможность отслеживать товары на основании документов (бухгалтерских, подтверждающих право собственности и т.д.). Это позволит принимать решения о вывозе древесины на экспорт автоматически.

К 1 сентября Рослесхоз, минцифры, Росреестр, "Роскосмос" должны создать общедоступную карту лесов России. Это будет единый электронный публичный ресурс со сведениями о лесном хозяйстве (границы и категории лесов, виды разрешенного использования, квартально-выдельная сеть, лесосеки, санитарные рубки, термоточки и лесные пожары).

Уже сейчас Рослесхоз совместно с "Роскосмосом" в регионах с повышенным риском незаконных рубок ведет непрерывный дистанционный мониторинг. В 2020 году он охватил 171,5 млн га в 32 регионах.

К 1 декабря минприроды совместно с минэкономразвития, минфином, минюстом и Рослесхозом должны разработать законопроект, устанавливающий запрет на нахождение лиц с лесозаготовительной техникой и лесовозами в лесу без документов на осуществление рубок. Кроме того, к 10 декабря ведомства с МВД России и Генпрокуратурой должны подготовить законопроект, позволяющий конфисковывать орудия преступления — технику и оборудование, принадлежащие третьим лицам.

Законопроект, который призван решить проблему запрета на изъятие техники, не принадлежащей непосредственно правонарушителям, уже направлен в правительство, рассказали "РГ" в Рослесхозе. Оборудование, используемое черными лесорубами, обычно принадлежит третьим лицам. "В случае задержания нарушителей оборудование и техника, изъятые в качестве орудия совершения преступления, возвращаются собственнику", — уточнили в ведомстве. Законопроект предполагает конфискацию техники и орудий, кому они принадлежат.

В плане отмечается недостаточная эффективность работ по компенсационному лесовосстановлению. По словам руководителя Рослесхоза Сергея Аноприенко, она вызвана несколькими факторами. "Один из них — отсутствие возможности у государственных и муниципальных учреждений выращивать посадочный материал для воспроизводства лесов. Вследствие этого лесное хозяйство испытывает дефицит высококачественного районированного посадочного материала, необходимого для обеспечения баланса выбытия и воспроизводства лесов", — пояснил он "РГ".

Компенсационным лесовосстановлением занимаются лица, использующие леса для недропользования, строительства линейных объектов, гидротехнических сооружений, переработки древесины, которые в силу специфики деятельности не могут обеспечить качественное выполнение работ. В то время как специализированные региональные лесохозяйственные учреждения лишены такой возможности. Подготовлены законодательные инициативы, которые позволят государственным и муниципальным учреждениям выращивать посадочный материал. Кроме того, они дадут возможность проводить компенсационное лесовосстановление региональным лесохозяйственным учреждениям за счет средств недропользователей, которые ведут вырубку лесов. Законопроект должен быть внесен в Госдуму уже к 1 декабря.

Цитата

Виктория Абрамченко, заместитель председателя правительства:

"Изменение подходов к развитию отрасли мы рассматриваем через призму сразу нескольких направлений. Это и работа над нормативно-правовым регулированием, цифровизацией и усилением контроля. Именно эти блоки и мероприятия вошли в план по декриминализации и развитию лесного комплекса. Ключевые из них должны быть реализованы уже к концу 2021 года".

Фото: Сергей Куксин/РГ Не срослось Текст: Елена Березина Лидерами по ведению лесного хозяйства признаны пять регионов. Это Республика Крым, Кемеровская и Амурская области, Хабаровский и Алтайский края. В них самый низкий процент нарушений, подсчитали в Рослесинфорге.

Хуже всего ведут лесное хозяйство в Иркутской (50,5% нарушений), Кировской (48,8%) и Псковской (45%) областях, в республиках Дагестан (45,7%) и Тыва (46,3%). Причем в Иркутской области и Республике Тыва систематически, 11 лет подряд, нарушают правила проведения мероприятий по охране, защите, воспроизводству и использованию лесов, сообщили «РГ» в Рослесинфорге.

Большинство нарушений связано с некачественным проведением работ по воспроизводству лесов и лесоразведением — 39,4%. Реже всего нарекания вызывает качество охраны лесов от пожаров — 18% «неудов».

Всего специалисты проверили 51 лесничество в 26 регионах. Доля лесных участков с удовлетворительной оценкой составила 67%. Всего оцениваются 38 видов мероприятий, направленных на заботу о лесе. Они сгруппированы в четыре блока. Первый — охрана лесов от пожаров. Это строительство и реконструкция лесных дорог, устройство противопожарных разрывов и минерализованных полос, пожарных водоемов и т.д. Второй — защита лесов. В основном это санитарные рубки. Третий — воспроизводство лесов и лесоразведение, работы по производству семян. Четвертый — использование лесов, выполнение правил заготовки древесины. Как правило, на проверку одного лесничества, а их в России 1469, специалисты тратят 2-3 недели.

1469 лесничеств сегодня сформировано в России при общей площади леса более 1,14 млрд гектаров

«Неуды» по управлению лесным хозяйством учитываются при оценке работы губернаторов, «главных лесников» регионов и рядовых лесничих, вплоть до увольнения. А повторные нарушения могут стать поводом для оптимизации расходов на содержание аппарата органа государственной власти, уполномоченного в сфере лесного хозяйства, за счет уменьшения размера субвенций из федерального бюджета.

Строительство целлюлозно-бумажного комбината под силу только очень крупным компаниям Текст: Елена Мационг (Екатеринбург) Что мешает иностранцам инвестировать в нашу лесную отрасль и как арендаторы становятся ворами на своих же участках, в интервью «РГ» рассказал президент Уральского союза лесопромышленников Андрей Мехренцев.По различным оценкам, в лесной отрасли заняты от 500 до 850 тысяч человек. Фото: РИА Новости

Раньше целые города на Урале были «заточены» под лес. В Тавде, например, с населением всего 50 тысяч действовало сразу четыре больших производства по переработке древесины. Сегодня это возможно?

Андрей Мехренцев: Мы могли бы создавать комбинаты с комплексной переработкой леса. Дело это, безусловно, дорогостоящее. Строительство целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК), например, обойдется не меньше чем в два миллиарда евро. Это под силу только очень крупным компаниям, либо на паях с государством.

Вместе с запретом экспорта леса мы все-таки ни в коем случае не должны сокращать его заготовку, поскольку тогда образуется очень много перестойных деревьев, а это и угроза болезней леса, и больших пожаров, в которых гибнут сотни тысяч гектаров леса ежегодно по всей стране. И самое главное, за запретом экспорта стоят люди, которые сегодня заняты заготовкой леса.

Как вы относитесь к иностранным инвестициям в лесной отрасли?

Андрей Мехренцев: Если планируется проект, от которого выиграет вся территория, то это же только благо для нее. Так, несколько лет назад ИКЕА намеревалась открыть на Урале производство своих изделий из нашего леса. Мы подобрали площадку с хорошим подъездом к ней, с продуманной логистикой. Но столкнулись в итоге с тем, что по документам выделенная делянка значилась с одним типом леса, а на деле лес там оказался другой. Дотошные шведы в итоге отказались. Тут высвечивается еще одна большая проблема. Оперативно не обновляется документация по лесу. Многим картам по 30 лет и более.

Огромные площади бывших сельхозугодий, например, где сегодня деревья выросли уже в два человеческих роста часто вообще никому не принадлежат. А иногда добросовестный арендатор, напротив, может оказаться вором собственного же леса, только потому что по картам у него на участках стоит один тип леса, а на деле он уже давно переродился в другой. Лес же очень динамичная система. Нужна современная система учета, если мы намереваемся навести порядок в отрасли.

По данным Счетной палаты, ежегодный ущерб от черных лесорубов составляет 11-12 млрд рублей

Какие резервы использования леса вы видите?

Андрей Мехренцев: В первую очередь это домостроение. Мы в свое время дружно перешли на пластиковые окна. Признаюсь, когда я был ректором Лесотехнического университета, я даже гордился тем, что во всех корпусах мы поставили пластиковые окна. Сейчас я думаю, какой же я был дурак: в нашей-то лесной стране использовать пластик вместо дерева — самого экологичного материала! Нам нужно начать переходить на деревянные рамы, паркет, сначала в детских учреждениях и больницах. Ввести «деревянные» стандарты при строительстве.

Еще один большой резерв — экотопливо, ведь далеко не до всех поселений сегодня дошел газ. Мы можем создавать транспортно-технологические терминалы. Это площадки, куда любой может приехать, напилить досок для своего дома, или даже сам изготовить какое-то изделие, закупить уже подготовленные дрова и т.д.

Дерево — сегодня тренд для всего мира. Самый безопасный экологичный и красивый материал. В Европе считается, что если ты купил изделие из дерева, то сохранил несколько растущих в лесу. Иначе перестояв, оно бы погубило другие.

Нам нужно многое менять в лесной сфере, тип рубок должен быть иным. Не сплошняком, а выборочно, только те деревья, которые нужны. Тогда не будет огромных зияющих проплешин, которые видны даже из космоса. И лес быстрее восстановится. Нам нужно вводить «цифру» в лесную сферу, что позволит контролировать участки и систему перевозок древесины.