Как не только уйти «на удаленку», но и вернуться обратно

0
69

Сегодня много говорят об организации работы в режиме удаленного доступа. Но через какое-то время общество столкнется с острой проблемой. Часть сотрудников работодателю могут показаться неэффективными или лишними. Со всеми вытекающими.

Как не только уйти "на удаленку", но и вернуться обратно

Вот педагог с огромным стажем настолько привык к живому общению, что не готов к урокам в режиме видеоконференции. Или офисный сотрудник был полезен в офисе, но не прижился «на удаленке». И что делать? Об этом я спросил основателя сервиса по поиску высокооплачиваемой работы Superjob Алексея Захарова.

Человек не найдет себя «на удаленке» — так может случиться?

Алексей Захаров: Конечно, может. Люди все разные. Есть экстраверты, есть интроверты. Последний легко находится на удалении и комфортно себя чувствует. Даже комфортнее, чем в офисе. Экстраверту нужно признание, какие-то тактильные контакты. И в новых условиях тип человека не поменяется, он будет искать работу, связанную с живым общением.

Вот персоналу объявили: переходим «на удаленку». Правильная реакция: ура, наконец-то! Или — паническая атака: ой, что теперь будет…

Алексей Захаров: Опыт удаленной работы на постоянной основе был меньше, чем у 1% населения. Поэтому у абсолютного большинства, конечно, паническая атака. Кроме IT-специалистов, журналистов, фрилансеров, юристов, бухгалтеров, рекрутеров — тех, кто уже работал «на удаленке», для них это удаленная работа — норма. У них дома все оборудовано, никакой паники. А у кого-то никаких условий нет, компьютера и ноутбука нет, плохо ловит мобильный телефон, бабушка кашляет, дети кричат — и это стресс. Но он быстро проходит при правильной организации со стороны работодателя.

Дайте совет: как, уйдя «на удаленку», не потерять работу. Ну или хотя бы не разочаровать боссов.

Алексей Захаров: Совет? Да просто спросите своего босса, как вести себя «на удаленке», чтобы не потерять работу и его не разочаровать. Как правило, начальник знает, что для этого нужно делать.

Если он не знает — то нужно с боссом договориться: какие конкретные результаты человек должен показывать, как они будут контролироваться, в какие сроки. И что нужно сделать, чтобы получить прибавку к зарплате: не важно, «на удаленке» или в офисе. Если на эти вопросы есть четкие ответы, то у вас хороший начальник и беспокоиться не о чем.

А если — нет?

Алексей Захаров: Если четких ответов нет, следует идти на Superjob и искать себе нового босса. Потому что, судя по всему, ваш босс не знает, что нужно от него, и не понимает, что нужно от вас. И будет бардак, и уволят вашего босса, а вас заодно.

Прогнозы: многие ли компании начнут широко применять «удаленку»? В каких секторах экономики?

Алексей Захаров: Практически все компании, где используется преимущественно умственный труд, будут работать удаленно. Если все или почти все работают за компьютером, ее легко можно переводить на дистанционный режим работы. Вопрос — чисто технический.

Давно есть перечень перспективных и умирающих профессий. Пандемия внесет в него коррективы?

Алексей Захаров: Не внесет. Просто какие-то вещи будут развиваться быстрее: например, то, что касается удаленного обучения. Очень сильно будет перекраиваться рынок недвижимости. Появятся новые типы офисов, большие коворкинги в спальных районах. А бухгалтеры будут быстрее «умирать». Скорее, не для специальностей, а для целых отраслей что-то пойдет быстрее.

Родители школьников выпускных классов, да и сами старшеклассники захотят определиться — в какие колледжи и вузы поступать. Какие профессии выглядят наиболее востребованными?

Алексей Захаров: Тот, кто знает ответ на этот вопрос, очень быстро станет долларовым миллиардером. Понятно, что актуально все, что связано с алгоритмами, математикой, медициной. Для России на ближайшие 100 лет — все, что связано с добычей полезных ископаемых, с тяжелой промышленностью. Что конкретно? Для этого мы проводим специальные профориентационные занятия со школьниками, студентами, детьми наших клиентов. Сейчас это все переходит в онлайн — заходите, смотрите.

В сельской местности у выпускников школ есть перспективы? Могут претендовать на какие-то вакансии, имея знания на уровне «отличник класса информатики»?

Алексей Захаров: Урбанизация на сегодняшний день — мировой тренд. Поэтому маленькие города будут умирать, деревни будут вымирать, города будут расти. Мы ничего с этим не сделаем, если не начнем очень жестко это решать на уровне регуляторики. Москва, с одной стороны, не резиновая. А с другой, она с одного конца сольется с Нижним Новгородом, с другой — с Санкт-Петербургом. Это будет огромная Москва, в которой будет жить вся страна. Если не вмешиваться в это на уровне госрегулирования, чтобы проживание в Москве было непозволительно дорого, при этом развивая инфраструктуру там, где у нас есть земля, можно получить другой результат. Можно. Но ничего не делается. Поэтому в деревне перспективы нет. Они будут заменены громадными агрокомплексами, где все будет роботизировано. Фермеры с ними тягаться не смогут. Маленькие города, если там нет градообразующего предприятия, тоже не имеют перспектив. Перспективы у выпускников сельских школ есть, благо сейчас есть много возможностей обучаться удаленно, оставаясь в своем селе, и работать, но уже не на село, а на ведущие международные корпорации. Другое дело, что пока качество удаленного обучения проигрывает очному. Но в связи с тем, что сейчас происходит, стоит ожидать прорыва.

Многие сейчас снимают и вываливают на YouTube комичные ролики: как не сойти с ума в четырех стенах. Вы общаетесь с работодателями. Как они на такое реагируют? Болезненно? Берут на карандаш? Или — с чувством юмора?

Алексей Захаров: Никак. Не обращают внимания работодатели на то, что люди делают дома. Работает человек, результаты показывает — хорошо. Нет — будет уволен.

Рано или поздно, но любые пандемии проходят. Посоветуйте работодателю: какие-то нынешние «временные меры» могут оказаться экономически полезными для времен, когда мы разработаем вакцину и забудем о коронавирусе?

Алексей Захаров: Научимся работать «на удаленке» — сможем экономить на аренде и содержании офиса. 5-10% себестоимости продукции — серьезные вещи.

Второе — найм компетенций. Компании будут нанимать результаты, а не конкретного человека. И нанимать по всему миру, а не только поблизости. Теоретически мы могли это делать и раньше, но не умели. А сейчас жизнь заставит. Для людей это тоже преимущество. Раньше они продавали свои компетенции узко, одному работодателю, иногда имея много свободного времени, сейчас они получат возможность потратить его на другого работодателя.

На www.superjob.ru есть вакансия: «Доброволец для борьбы с коронавирусом: до 35 лет, минимальное количество хронических заболеваний и здоровые легкие». Много желающих?

Алексей Захаров: За первые сутки — больше 400 человек. Мы взаимодействуем с больницей в Коммунарке, передадим им контакты тех, кто мог бы работать там. Это будут, скорее, не врачи — врачами они могут себя и сами обеспечить. Эта тема активно обсуждается неформально во властных кулуарах. Но формального обсуждения не было, потому что не до конца понятно, кто будет отвечать, если что-нибудь случится. Главный санитарный врач уже заявила, что иммунитет есть. Возможно, после этого дело сдвинется.