Как пережить посткоронавирусный синдром

0
141

Пять видов стресса бросает человеку эпоха выхода из пандемии. Ученые Института психологии РАН новые виды стресса делят с учетом их субъективного восприятия человеком на биотерроризм (22%), стихийное бедствие (21%), синдром Чернобыля (19%), возвращение с войны (17%) и «это фейк» (21%). Выход из самоизоляции незараженных людей тоже подчиняется воздействию этих пяти факторов.

Как пережить посткоронавирусный синдром

Размытая передовая

Мозаика окончания самоизоляции — то снижение числа зараженных COVID-19 и открытие «островков жизни» — офисов, парков, пляжей, то откат к повторным карантинам, тоже начинает нервировать. Так, по данным ВОЗ, между самоизоляцией, выходом из нее и угрозой заражения COVID-19 застряли около 3,6 из 7,5 миллиарда землян. Это состояние по прогнозам вирусологов растянется до конца 2021 года, а выход из него — еще на два-три года. Ученые Института психологии РАН неопределенность сравнивают с линией фронта, у которой везде — невидимая передовая.

— Такова природа последствий пандемии — ткань нашего поведения создает риски новых заражений, — считает ведущий научный сотрудник Института психологии РАН Тимофей Нестик. — Поведением управляют накопленные в самоизоляции страх и тревога, снижение доверия к людям и миру, обдуманное ослабление ближних и дальних связей, ставшее жестом постковидной культуры, и рост страха социальных потрясений, который рождает желание опереться на твердую руку. Все эти факторы рисков могут перерастать в стресс. Его естественное врачевание дает усиление контактов с близкими и восстановление «слабых связей» — корпоративных, соседских, досуговых. Однако «слабые связи» слабеют за счет сжатия реальной сети отношений в пользу виртуальных сетей и «цифры». Как итог, затруднен не только выход из самоизоляции — тормозятся социальные и технологические инновации, сковываются неординарность мышления и попытки прорывных решений.

Судя по опросам, проведенным ИП РАН и Центром социального проектирования «Платформа», главными посткоронавирусными страхами люди называют разобщенность (45%), запертость (41%) и одиночество (14%).

— Уныние и депрессия прессуют человека потому, что состояние тревоги, вызванное самоизоляцией, истощает запас психологических ресурсов, но обостряет до болезненности желание понять «а что это было», — говорит старший научный сотрудник ИП РАН Юлия Быховец. — Отсюда сравнение вируса с радиационным заражением личности «как в Чернобыле» или со слепотой терроризма. Даже вездесущие конспирологические объяснения — тоже своего рода «слепая мишень» из-за чувства беспомощности. Опыт переживания посткоронавирусного стресса показывает, что ориентация на разобщение людей ради противостояния вирусу — дело нужное, но у нее есть и издержки. Прежде всего — психологические.

Ученые пришли к заключению о том, что у современного человека нет иммунитета к разобщенности, как и к вирусу. Похоже, как и болезнь, психологические последствия идут волнами. К нормальной жизни общество вернется тогда, когда наладит не только системы тестирования и вакцинирования, но и выработает психологический иммунитет к заразе.

Второй фронт COVID-19

Пока посттравматические виды стресса люди часто лечат народными средствами — вышибая клин клином. Разобщенность и страх снимаются за счет полулегального заполнения спортивных, часто футбольных трибун или пляжей Крыма задолго до их открытия. Или «в люди» — в парикмахерские, музеи, рестораны и метро — народ выбирается, не всегда соблюдая социальную дистанцию и прибегая ко всем мерам защиты. Или часто опровергает то, чего сам хотел. Так, в Сочи активисты вышли на улицы с протестом, требуя открыть городские туалеты. Хотя три месяца назад они добивались их частичного закрытия из-за угрозы вируса. Мэрия, наоборот, уверяла, что туалеты безопасны, но люди воспринимали это как ковид-диссидентство. Теперь объяснение городских управленцев, что стационарных кабин и переносных биотуалетов хватает, вызвало шквал критики: «Это мракобесие самоизоляции».

Социальные сети за день могут сделать человечество одним коллективным мозгом и заразить его заразной эмоцией или идеей

Настроения людей шатаются еще и потому, что с ростом заражения COVID-19 в мире, по данным ВОЗ, начался глобальный кризис психического здоровья. И первыми уязвимыми для расстройств психики стали… врачи. Потом дети, за ними — пожилые люди. Из опросов ИП РАН следует, что депрессию, несмотря на аплодисменты врачам, спетые в их честь песни, поставленные памятники, переживают 50,4% медработников, тревогу — 44,6%, нарушения сна — 34%, дистресс — 71,5%.

— По исследованиям израильских ученых, — рассказывает старший научный сотрудник ИП РАН Мария Падун, — идентификация себя перед военной операцией с героем резко провоцирует стресс. Сквозь него давит моральный груз — врачу важно не потерять самоуважения и выполнить клятву Гиппократа. Но они живые: боятся заразить родных и близких, помогают людям часто в условиях перегрузки, поэтому для них предательством звучат беспечные слова — «вирус — это фейк». Или отказ людей от социальной дистанции, масок и перчаток. Поэтому врачи не только герои, а еще «пилотный» проект COVID-19 по психическому испытанию личности и общества на прочность их здоровья. И, вместо того чтобы врачей считать обязанными быть героями, надо за ними оставить право выбора на героизм.

Ученые предупреждают о необходимости внимания к психологическому состоянию врачей. Если их оставлять один на один с тяжелой работой, к концу 2020 года их ждет выгорание — профессиональное и моральное. А оно может спровоцировать выгорание той части общества, которая без врачей один на один останется с вирусом.

Партизаны Победы

Между тем смертность от пневмонии и коронавируса, по данным Роспотребнадзора, эпидемиологические пороги не превысила. То есть эпидемии нет, есть ее угроза и страх.

— Причина вспышки страха из-за инфекции в том, что социальные сети за день могут сделать человечество одним коллективным мозгом и заразить его заразной эмоцией или идеей, — считает старший научный сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. — Надо сказать COVID спасибо за то, что он указал, насколько социум незащищен от вспышек страха. Но страх купируем и победим людьми, в том числе индивидуально, и это еще один хороший урок самоизоляции. СМИ, сделавшие ставку не на тревожность, а на снятие страха, нашли для себя новую роль. В этой роли они вместе со зрителем и читателем ищут смыслы, а не просто быстро меняют «картинки».

В исследованиях ИП РАН ученые исходили из мировой практики: «фабрикой тревоги» СМИ становятся тогда, когда пугающие и фейковые новости пересылаются, идет их перепост, часто быстрее, чем достоверная информация. Ученые предложили ТВ и сетям ход: фейковые посты не блокировать, а снабжать тегом «может содержать ложные сведения». Одновременно давать слово экспертам и очевидцам — тем, кто переболел, борется или победил «корону». Итог: число перепостов упало до половины. На фоне привлечения экспертов-вирусологов первого ряда и спокойной интонации в подаче информации наметилось складывание двух уровней солидарности общества — «манифестация чувств» (сплочение вокруг испытания) и волонтерство.

Как считает Ольга Маховская, уловленная прямая связь между пандемией страха и ориентиром социума на солидарность снизила градус всеобщего недоверия, но не сняла его. Сегодня основные уязвимые точки, по которым стресс может бить, — страх вакцинации, низкий уровень доверия к институтам и людям, страх перед «цифрой», недоступной бедным, и неясность будущего. При этом психологи убеждены: чтобы дать прогноз, как победить посткоронавирусный стресс, надо учитывать разное отношение людей к глобальным угрозам. Ученые выделяют три группы убеждений, которые, как партизаны Победы, по-разному противостоят стрессу. Первая — отличается недоверием к социальным институтам и катастрофичностью сознания. Эти люди не дают пропустить беду. Вторая группа — стабилизаторы. Их консерватизм помогает мобилизации общества. Третья группа — «мобилы» или мобильная группа адаптации к угрозам будущего через рост терпимости и доверия. Все вместе они держат баланс психологического здоровья, но оно, когда переживает стресс, ищет простых решений. А они стресс «замораживают» — дают асимметрию (растерянность) вместо баланса. И лишь учет баланса сил, например, вначале самоизоляции, привел к тому, что верх взяла вера в обуздание вируса через сплочение и сотрудничество, что удерживает общество от соблазна крайностей и упрощений.

«Таблетка» от синдрома пяти COVIDов, как считают ученые, та же, что сняла самоизоляцию, — социальное доверие, ценность заботы о людях и вера.