Как помочь детям преодолеть стресс при самоизоляции

0
34

Период самоизоляции для многих семей оказался непростым. Особенно сложно оказалось детям — из-за снижения двигательной активности, нехватки прогулок, привычных занятий. Но рано или поздно ограничения будут уменьшены, а в ряде регионов их уже сокращают.

Как помочь детям преодолеть стресс при самоизоляции

Какие проблемы могли возникнуть за последние месяцы, как помочь детям преодолеть их и избежать новых трудностей возвращения к обычной жизни? Об этом «РГ» беседует с главным научным сотрудником Института возрастной физиологии Российской академии образования, академиком РАО, доктором биологических наук, автором многочисленных монографий и пособий для педагогов и родителей Марьяной Безруких.

Марьяна Михайловна, с какими основными сложностями столкнулись родители и дети в эти месяцы?

Марьяна Безруких: Период самоизоляции, можно охарактеризовать как хронический и токсический стресс, все факторы которого действуют в течение длительного времени, комплексно и системно. Это, прежде всего, фактор неожиданность — «остановка на бегу», когда резкое изменились все условия жизни, режим, нагрузки, — буквально в один день. Это потребовало от всех быстрой перестройки. Правда, первая неделя совпала у многих детей с каникулами, но потом начались занятия в онлайн-режиме, к которым резко подключились педагоги, к чему и школа, и дети были не готовы совершенно. Наше представление о том, что это «цифровые» дети, и для них проще простого работать с использованием электронных устройств, оказалось мифом. Да, дети массово играют в гаджеты, но учатся с их использованием лишь эпизодически и в начальной, и в основной школе. В прошлом году мы провели исследование и выяснили, что лишь 20 процентов педагогов используют цифровые технологии в процессе обучения, и то эпизодически. Конечно, им оказалось перейти на дистанционный формат легче. Но перейти пришлось всем. И это был еще один стресс.

Вы имеете в виду количество дистанционных уроков?

Марьяна Безруких: По санитарным нормам использовать компьютер на уроках в начальной школе можно не больше 15 минут, в основной — не больше 20. А получилось, что у основной массы детей было по три-четыре дистанционных урока, каждый по 30-40 минут. Это чрезмерная нагрузка. Плюс домашние задания тоже выполнялись с использованием различных электронных устройств. Но не только это усложняло ситуацию. Стационарный компьютер или ноутбук имеют далеко не все дети, и, как показывают наблюдения, примерно половина из них использовала смартфоны. А это совершенно недопустимо! Во-первых, у них сильные электромагнитные излучения, во-вторых, это высокое статическое напряжение, нагрузка на зрение. Детям сложно сконцентрировать внимание, когда лицо педагога так близко и нарушена дистанция взаимодействия, то есть возникает очень напряженная психологическая ситуация. И это «учение с мучением» продолжалось почти полтора месяца. Но одновременно это опыт, который стоит внимательно проанализировать всем — медикам, физиологам, психологам, педагогам, чтобы понять, почему это было так сложно. Чтобы в случае необходимости не повторять ошибки и более эффективно работать — как минимум, не в ежедневном режиме.

Как стрессовая ситуация повлияла на поведение детей и взрослых?

Марьяна Безруких: Стресс усугубляла ситуация неопределенности. Дети не могли ее понять, а родители ничего не могли объяснить и испытывали такой же сильный стресс. Плюс к этому, за редким исключением, резкое ограничение двигательной активности и привычных контактов, а это тоже фактор, которое ухудшает и физическое, и психическое здоровье детей. И все стадии реакции на стресс были очень яркими. Сначала этап мобилизации, когда все решили, что будет много свободного времени, и мы все свои дела переделаем. Через неделю выяснилось, что на это почему-то нет сил. Потом был период адаптации — казалось, что мы приспособились, появилась надежда, что все скоро закончится. Но в последние недели по письмам родителей и по наблюдениям моих коллег в других странах, которые раньше нас оказались на карантине, выясняется, что пятая-шестая недели — это начало проявления неблагоприятных показателей, которые характеризуют срыв адаптации.

Какие именно проявления стресса возникают у детей?

Марьяна Безруких: Нарушение сна, раздражительность, жалобы на головную боль, боль в животе, тошноту и т.д. Это резкая смена настроения, особенно у подростков, когда они, как пишут некоторые родители, просто уходят в другую комнату и там громко кричат. Видимо, негативная энергия накапливается, хочется как-то разрядится, и ребенок не находит вариантов для разрядки: кто-то плачет, кто-то кричит, кто-то замыкается в себе, а кто-то становится, напротив, чересчур возбудимым. Но и взрослые тоже жалуются на депрессию, сильную раздражительность и необходимость какого-то выплеска эмоций. И если взрослый плохо регулирует себя, а дети вообще плохо регулируют себя просто в силу своего возраста, то неизбежны конфликты, ссоры и т.д.

Но конфликты в семьях возникают и в обычное время, чем они отличаются сейчас?

Марьяна Безруких: Со стороны родителей ситуацию осложняет необходимость следить за процессом обучения, помогать детям, а иногда учиться вместе с ребенком — это дополнительная нагрузка. Ведь многие из них целый день работают в дистанционном режиме. Ситуация обострила проблемы, которые и до этого были в семьях: не все родители имеют хороший контакт с детьми, умеют эффективно взаимодействовать с ними.

Постепенная отмена ограничительных мер поможет как-то урегулировать конфликты?

Марьяна Безруких: Выходить из самоизоляции будет не менее сложно. На первый взгляд кажется, что вот завтра карантин отменят, всем разрешат гулять, бегать-прыгать, идти в парк или к друзьям. Но нужно готовить детей, что пока большой круг ограничений останется. И они завтра не пойдут тусоваться, не смогут восполнить весь дефицит двигательной активности. Это особенно важно понимать родителям подростков, потому что сами они плохо себя контролируют. У них точно будет желание вырваться на свободу, заняться спортом, например, пробежать пару-тройку кругов и т.д. Но этот возраст отличается тем, что могут возникнуть функциональные нарушения со стороны сердечно-сосудистой и дыхательной систем. А высокое напряжение и снижение двигательной активности в период самоизоляции могут быть провокатором этих изменений. Поэтому сразу начать интенсивно заниматься спортом точно не стоит. Нагрузки нужно увеличивать постепенно — как их интенсивность, так и длительность — и следить за своим функциональным состоянием. Детей должны были научить в школе, как по пульсу следить за состоянием своего организма. Если нет, то родители могут сами научить их этому, а еще лучше — проконтролировать их занятия, заниматься вместе с ними. Распределить физические нагрузки в течение дня — может быть, на несколько частей по 15-20 минут с постепенным их увеличением.

Нужно ли жестко соблюдать обычный распорядок дня или сейчас можно дать некоторые послабления?

Марьяна Безруких: Некое послабление точно необходимо. Многие родители пишут, что подростки сейчас ложатся спать днем — и это свидетельство очень сильного напряжения. Стоит разрешить им спать подольше, может быть, прилечь и днем. Они сейчас в состоянии латентного возбуждения, и как только часть ограничений будет снята, это возбуждение проявится. А сон восстанавливает, позволяет успокоиться, и это очень хорошо.

Надо ли обращать особое внимание на питание детей в этот период?

Марьяна Безруких: Важно, чтобы оно было дробным, специалисты рекомендуют пятиразовое: нужны витамины, рыба, мясо, молочные продукты. Конечно, в разных семьях разные привычки и возможности, но, тем не менее, важно, чтобы ребенок ел овощи, фрукты, зелень.

Но многие дети овощи и зелень не любят.

Марьяна Безруких: И всегда, и во время самоизоляции очень важен пример родителей. Если в семье принято есть свежие салаты, зелень, то и дети будут. А вот если мама говорит: «не могу я жевать эту траву», то ребенок точно не будет. И очень желательно не употреблять много углеводов — в виде печенья, булочек, сладостей и т.п.

А как же «утешительная» конфетка, кусочек шоколадки?

Марьяна Безруких: Кусочек шоколада совсем не повредит, особенно темного, и конфетка тоже, если это не вазочка целиком.

Многие дети тоскуют по гамбургерам и мороженому.

Марьяна Безруких: Бургер нетрудно сделать и дома. Большое значение имеет отношение, установка, с которой вы водите ребенка в такие заведения. Если просто потому, что захотелось съесть гамбургер — это одно. А если этот поход — награда за хорошо законченную четверть — это не очень хорошая установка. У нас, к сожалению, часто еда бывает наградой. Если ребенок привык к этому как к подарку или награде, это очень плохо. Потому что когда у него будет возможность самому пойти и есть все это, сколько захочет, то сдержать его будет очень сложно. А в последнее время такой «наградой» выступает планшет или смартфон. Родители не понимают, что таким образом они формируют зависимость, а у детей она формируется очень быстро.

Зависимость от гамбургера — это не очень хорошо, но как быть с зависимостью от смартфона?

Марьяна Безруких: Это ситуация посерьезнее. Родители часто не понимают, почему ребенок устраивает истерику, когда у него в наказание отбирают смартфон. Хотя сами в полтора года дали ему этот гаджет, чтобы он успокоился, не мешал. В самоизоляции эта ситуация только обостряется, потому что одно дело, когда ребенок целый день в садике, а другое — когда он весь день рядом, мешает взрослым, и нужно что-то сделать, чтобы не мешал. Поэтому многие дети в течение двух месяцев имели свободный доступ к гаджетам. И теперь родителям либо придется с этим бороться, либо зависимость будет только нарастать. Психологи вообще не рекомендуют давать гаджеты ребенку до 4-х лет, а потом ограничивать время пользования и учить, как правильно его использовать, следить за контентом. Когда ребенок пойдет в школу, компьютер ему будет нужен для работы. Но и тут нужен контроль — не рекомендуется, чтобы компьютер находился в комнате ребенка. Он должен быть в зоне доступа взрослых, и, проходя мимо, стоит всегда посматривать, чем ребенок там занят, и также ограничивать время его использования.

Это задача, прямо скажем, сложная.

Марьяна Безруких: Я понимаю родителей и то, насколько им сложно и дискомфортно исполнять все эти рекомендации на практике, но что делать? Ситуация сейчас неординарная, но из нее надо будет как-то выходить. Как вариант — не запрещать компьютер, смартфон, а заменять чем-то другим — интересными делами, взаимодействием с ним.

А что делать, если в поведении ребенка сейчас настораживают непривычные реакции, негативные эмоции?

Марьяна Безруких: Выход из нынешней ситуации эти проявления стресса должен снять. Сейчас тревожиться по этому поводу и искать специалиста для консультирования онлайн я бы не рекомендовала. Но как только разрешат выходить в парки, на прогулку, есть смысл устраивать себе и детям вечерний релакс — спокойно погулять минут 40, может быть, выполнить цикл дыхательных упражнений, посмотреть на звезды, поговорить о чем-нибудь приятном. А дома принять теплый душ, приготовить теплое питье — успокаивающий травяной час, стакан теплого молока с ложкой меда, если нет аллергии. Наше обычно жесткое указание: «или спать, закрой дверь, погаси свет» — в этой ситуации не работает. Маленькие дети успокаиваются, если кто-нибудь из взрослых может сделать им легкий расслабляющий массаж, который помогает снять напряжение. Кстати, это очень расслабляет и самого взрослого.

А часто рекомендуемые психологами вечерние «обнимашки»?

Марьяна Безруких: Это зависит от того, что принято в семье. Есть довольно большая группа детей — с расстройствами аутистического спектра, с синдромом дефицита внимания, некоторые дети с невротическими расстройствами — которые не очень любят тактильные контакты, особенно резкие. Но каждый родитель лучше всех знает своего ребенка и может выбрать тот вариант, который ему нравится.

А что предпринять, если атмосфера в семье накалилась, стали возникать конфликты, недовольство друг другом? Может быть, их стоит обсудить?

Марьяна Безруких: Если с ребенком разговаривают и он со взрослыми разговаривает, то, конечно, можно все обсуждать. Но самое главное на этом этапе — немного снизить привычные требования к ребенку (что он еще должен что-то доучить, написать и т.п.). И в течение двух месяцев позволить себе быть неидеальными родителями, и ребенку тоже быть неидеальным. Труднее всего этап самоизоляции дается именно перфекционистам и детям-отличникам. Если такие есть в одной семье, то они мучают друг друга и сами себя. После ослабления ограничений нужно просто больше быть на воздухе, гулять, постепенно увеличивать двигательную активность, найти поводы для позитивных эмоций, позволить ребенку делать то, что ему страшно хочется. Пусть он реализует свои творческие порывы и получает удовольствие. А если он мечтал получить велосипед или самокат — сделайте ему такой подарок, если есть возможности. Ему жизненно важны позитивные эмоции.

Какие уроки мы, родители, должны вынести из непростого периода самоизоляции?

Марьяна Безруких: Не стоит оценивать это время только негативно. На самом деле это тест для всех нас — на креативность, гибкость, на принятие решений в нестандартных ситуациях. И выход из самоизоляции тоже станет тестом. Будет замечательно, если мы поймем, что наш мозг любит новые, сложные и нестандартные задачи, и мы все неожиданно такую задачу получили. Если мы оценим самоизоляцию с этой точки зрения, то найдем в ней много позитивных моментов. И это даст нам силы находить новые нестандартные и эффективные решения и после завершения нынешнего периода.