Как противостоять хейтерам в Сети

0
21

Люди научились распознавать фейки. Но этого сегодня мало. Каждые 83 секунды, по данным Фонда развития интернет, Сеть рождает хейт (ненависть — англ). Каждые 60 секунд хейт как почку дает хайп (трюк — англ., в смысле, — непрямой рекламный ход, крикливая, навязчивая реклама). За сутки они могут погрузить человечество в состояние заразной эмоции или идеи. Как этому противостоять, исследует «РГ». Искусству распознания и нейтрализации хейтера приходится учиться на ходу и всю жизнь. Фото: rawpixel / iStock

Киберзлыдни дают бал

"Начинай оглядываться, когда идешь по улице. Ты сдохнешь. И семья твоя сдохнет". Это самая печатная угроза, которая "спамит" аккаунт шоумена Семена Слепакова. Их он получает после того, как едко сострил против несанкционированных митингов, которые "прикрываются детьми". Все анонимы, разумеется, прячутся за "никами". А те, кого они хейтят — накидываются виртуальной стаей, — молчат. Но Семен Слепаков не сдался. В своем аккаунте он пошутил: "Чувствую себя как хирург, который вскрыл огромный гнойник".

— Ошибка думать, что "гнойника" нет у тех, кого хейтят, — убежден доктор психологических наук, профессор МГППУ Владимир Кудрявцев, — хейтер есть в психотипе каждого человека. Но кто-то держит своего внутреннего тролля на привязи: воспитание, уважение к границам другого, зрелость, удовлетворенность жизнью, — загоняют внутреннего хейтера в угол. Когда же пользователь надевает маску анонимности, он на время теряет идентичность с моралью. Феномен деиндивидуализации витает над анонимом. Он помогает примерить на себя более радикальные позиции, а "невидимость" снимает психологические барьеры, которые сдерживают эмоции.

"Эффектом растормаживания Сети" называет профессор Кудрявцев ситуацию, когда, как показали исследования психологов МГППУ и МГУ, с виду обычные люди — студенты, улыбчивые домохозяйки, бизнесмены и профессора, "вскармливают" своего хейтера так, что он может стать частью личности. И тогда легко "на равных" говорить с власть имущими, звездами и с теми, с кем они молчат, — более успешными людьми.

Инфекция несвободы

Лакмусом прожорства хейтеров стала пандемия COVID-19. В отечественном сегменте Рунета было зафиксировано четыре миллиона сообщений о коронавирусе, или до 100 тысяч сообщений в день. Фонд развития интернет и ВЦИОМ делит их на три волны. Первая затихла к марту: от страха и непонимания аудитория затаилась. Вторая волна началась в самоизоляцию. В нее включились мировые СМИ и даже Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), которая накручивала публику противоречивыми новостями. Третья волна накрыла с выходом из самоизоляции и продолжается. Если в первую волну умело вложились коммерсанты, продающие маски, еду и лекарства, то вторая окрасилась в цвета политики. "Власти скрывают" — любимая тема недовольных, которых окучивает несистемная оппозиция. Один из последних роликов, собирающий в соцсетсях миллионы хейтерских "рассуждений". Мол, в Москве в день коронавирусом заражаются до 20 тысяч человек, а не 770 — 800, "как нам доказывают". Девушка в ролике красивая, "за душу берет". И ролик сделан профи. Такая "инфа" хорошо "заходит". Люди лайкают, а хейтеры комментируют — по 35-50 тысяч сообщений в день — и про "кремлевский" и "всемирный" заговор, и "чипизацию вакцинами". Это уже характерные признаки третьей волны и хейтерства — медийная инфекция, когда имеет значение не первоисточник, даже если он — фейк, а "круги по воде" — мнения, собираемые хейтерским сообществом.

— Искать прямоту и правдивость в волнах хейта, все равно что иголку в стогу сена, — говорит Владимир Кудрявцев. — Истина держится фактов, а хейтер заражается эмоциями, по большей части, негативными. Зрелый человек негативом умеет управлять — он переводит его в опыт, находит решение. Хейтер, как маленький ребенок переживает эмоциональную бурю и не умеет справиться с эмоциями сам. В детстве мама "переводила" его эмоции на язык разума, иначе они могли разрушить психику. А хейтер застрял в эмоциональном детстве, и тоже видит лишь внешнюю причину своих страданий, сбрасывая напряжение, но, не справляясь с проблемой.

И вот тут интернет-технологии, словно "мать"-кукловод "переводят" чувства хейтера на "цифровой язык свободы". Хейт и хайп они делают аргументами. Ведь тормоза работают плохо: если миллионы хейтеров каждые 83 секунды посылают оппонента туда, где Макар телят не гонял, то лишь в течение трех недель до 80 тысяч пользователей из почти 85 миллионов запостили грязные твиты. Ответ хейтера один — травля.

— Люди научились распознавать фейки, а вот от хейтертсва не знают как защищаться, — считает член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, президент IT-компании "Крибрум" Игорь Ашманов. — А это уже единая система медиапроизводства и распространения. Настоящая промывка мозгов делается не за счет пропаганды, отбора новостей или фейков, а из их совокупности, которая обрастает главным — хейтерскими склоками. Именно они сшивают "перепрошивку" мозгов.

"Перепрошивка" мозгов

Пробными камнями "мозгового штурма" были "цветные революции". Их с азартом первооткрывателей через Сеть творили продвинутые в "цифре" подростки. Теперь инструмент настройки стал тоньше. Как от досадливой мухи отмахиваются многие, получая самосбрасываемые звонки на мобильный. Лишь удивляются прозвонам из Анадыря, Хвалынска, Сыктывкара или Ичалок — отовсюду. Как считают IT-эксперты "Лаборатории Касперского" и Фонда развития интернет — это те самые первые "круги по воде" от мошенников. Они пошли после слива в Сеть личных данных миллионов пользователей Facebook и Instagram, в хакерскую сеть даркнет — личной информации 20 миллионов российских избирателей и четырех миллионов тех, кто якобы переболел коронавирусом. Даркнет тут же выставила на продажу данные почти 1,1 миллиона пользователей — за 7 тысяч рублей в розницу (страница) и 6 тысяч оптом (10 страниц).

Ругань стала инструментом программирования — через хайп создается имидж. На создание репутации нужны ресурсы и время. А хайп дает узнаваемость

Сеть сразу завалили хейтерские "прогнозы" о том, что "скоро начнется коллапс, когда по этим данным наберут левых кредитов, накупят сим-карт" и "паспорт станет бумажкой". При этом и носитель прогноза доволен — его хайп "предупредил мир об опасности". И маркетолог достиг цели — жертва начального этапа интернет-технологичной обработки — маркетинговой — "охвачена". Так, маркетологи и имиджмейкеры, используя мошенников и хейтерские комментарии, через страхи и агрессию влияют сначала на торговые запросы, а потом на иные мнения людей, включая отношение к своему паспорту. Ведь по подспудной логике хейтера, за которой стоят технологии влияния, выясняется, что паспорт "лучше не светить на голосовании". А если кто-то еще не понял, то сонм комментариев помогает усвоить информацию поста, перепоста и хейтерских поправок к нему. Их вердикт — "сиди и не высовывайся". Это следующая стадия "перепрошивки" мозгов. Тех же, кто вдруг не согласен, — "а ту его из Сети!" Ведь принадлежность к группе заглушает доводы логики. Заодно затерто главное событие — кто слил личные данные?

— Агрессия монетизируется не только в капитал, но и в нужное мнение, — говорит доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ Сергей Ениколопов. — Ругань стала инструментом программирования — через хайп создается имидж товаров, звезд, политиков, событий. На создание хорошей репутации нужны ресурсы и время. А хайп дает быструю узнаваемость и надежду оседлать позитивный имидж, что доказано маркетологами: главный враг нового бренда не хейтер, а нейтрал — безразличный обыватель. И в этом смысле хейтеры учат нас выдержке: управлять своим уровнем гормона стресса — кортизола, и не вестись на провокации, оставаясь верными аргументам. Ведь за масками троллей, как правило, скрываются люди, имеющие сложности с социализацией. Поэтому важно знать маску тролля, чтобы не быть, как она, — критика хейтера строится всегда на эмоциях, только негативна и он плохо знает объект, на который нападает.

Однако следовать рекомендациям психологов сложно даже самодостаточным звездам. "Достали, хайпожоры", — в приступе бессилия, что бальзам на душу хейтера, публично высказался тренер по футболу Владислав Радимов о травле лучшего тренера мира по фигурному катанию по версии ИСУ Этери Тутберидзе. "Хайпожорами" он назвал олимпийского чемпиона Евгения Плющенко и его жену Яну Рудковскую. За то, что чемпион строит карьеру начинающего тренера на хайпе, за счет перехода к нему учеников Тутберидзе. Радимов защитил Тутберизде и … извинился перед Плющенко и Рудковской. "Мы поговорили, проблем нет", — запутал всех Радимов.

И как противостоять хейту и хейтерам, оставаясь собой?

Прививка свободы

Самые простые рецепты — отменить анонимность в Сети, обязывать сети удалять оскорбления и запретить использование наемных хейтеров — не работают или сбоят.

— Я против того, чтобы пускать в интернет по паспорту, — говорит член СПЧ Игорь Ашманов. — Общаться в сети под ником — это норма демократии. Часть культуры. Нужно говорить о другом. В мире есть технологическое движение, которое продвигают транснациональные интернет-гиганты, в сторону шифрования коммуникации. Интернет-платформы хотят превратить гражданский интернет в даркнет — хакерскую сеть. Когда все будут невидимы и будут расплачиваться биткойном, а большинство транзакций с валютой такого рода — криминал с идеологией диктата.

Но как признает Ашманов, другой инструмент — удаление хейтерских комментариев интернет-площадками, пока часто оборачивается или тихим бойкотом (мол, они не успевают отслеживать негатив), или преследованием несогласных, то есть превращается в новую "цифровую" цензуру. Вычислить поддельных хейтеров тоже сложно. Они пишут несколько комментариев с нестационарного аккаунта, который "теряется", и доказать, кто писал посты, или вычислить бота, может разве что киберполиция. Ее еще предстоит обучать и создавать. Но и она решит только часть проблем. Хейтеры не дураки, они как бактерии, не ошибаются, это смертельно опасно. Они вместе со средой — стаей. Механизм их мутации установили ученые факультета психологии МГУ. Когда они начали разбираться, как в одном из городов в депутаты прошел взяточник (это была для него индульгенция от тюрьмы), они вышли на след хейтеров. Хитрец нанял имиджмейкеров, они вокруг него возвели нимб благодетеля-строителя дорог, а нанятые хейтеры нашли у многодетного отца "не ту ориентацию". В результате про коррупцию все забыли. Бренд "дорогостроителя" победил вместе с неодолимым желанием хейтеров "потерять себя" ради обретения общности в группе. Победу психологи объясняют "эффектом Эриха Фромма" — бременем свободы. Ведь человек не просто имеет право, а и вынужден выбирать, что ему делать и кем быть. Хейтер не знает, что с такой свободой делать — в стае легче. А уж, если "свои" строят дороги, дают работу или побеждают в футболе-хоккее, у хейтера железное алиби. Из-за неумения человека унять страх перед свободой, по мнению Фромма, в ХХ веке появились тоталитарные общества. Хейтеры — их виртуальные наследники, которые рвутся в реальность. Вот только к разочарованию их кукловодов у общества обостренный нюх.

— Баланс будет таким, каким мы его сделаем, — убежден профессор факультета политологии МГУ Андрей Манойло. — Хейтерство, как и Сеть, все же инструмент. Все зависит оттого, как их использовать: хлеборезкой, как известно, режут хлеб, а можно порезать человека. То же самое касается соцсетей с их хейтом, как составной частью. Надо делить воздействие сетей, как мы делим воздействие на нас того или иного человека. Для этого сети надо измерять. С точки зрения технологии и коммуникации они устроены продвинуто, а с точки зрения психологии — просто. Как градусник. Не случайно социологи говорят о том, что модель общества, которая реализуется в Сети, это не толпа. Анархия Сети похожа на модель песчаного ветра, по ней обычно строится жизнь в племенах. Вот и надо Сеть мерить как градусником, который измеряет температуру тела. Наш "градусник" — метод зондирования или посылка информационных волн. И перехват информационной повестки дня — "игнор" и разоблачение фейков.

Пример "градусника" — замер средней температуры "по больнице" музыкантом Денисом Мацуевым. Он пошел наперекор всем, когда российская сборная по футболу проиграла сербам главный матч 2020 года со счетом 0:5, и не вышла в высший дивизион Лиги наций. Самый безобидный хейт, который полился на команду: "Где деньги, Зин"? Его вовремя ослабил Денис Мацуев. Он напомнил, что даже топы проигрывают. Накануне немцы уступили испанцам — 0:6. Еще напомнил о бронзовом триумфе русской сборной на Евро-2008 и звездном часе сборной, которая в 2018-м остановилась в шаге от полуфинала чемпионата мира.

— Я живой человек, плохо, но принимаю конструктивную критику, и не по слухам знаю, что она действует на тренеров и игроков. — делится своей позицией Денис Мацуев. — У нас же "диванные критики" втаптывают команду в грязь. А настоящий болельщик проявляется тогда, когда команде тяжело. Вот я и прошу троллей не хейтить, а искать причины провала. Ведь "боление" важно не в годы триумфа. Это так, бонус к "болению" — поиску пути ухода от поражения. И своего тоже.

Если переводить язык музыканта на язык Сети, хейт — это то, что мы съели информационно или инфекционно. И мы те, с кем дружимся-френдимся.

Словарь "РГ"

Хейт (ненависть — англ. ).

Хейтер (ненавистик — англ.).

Хайп (трюк — англ., в смысле, — непрямой рекламный ход, крикливая, навязчивая реклама).

Справка "РГ"

Основные виды хейтеров

1. "Правдоруб". Есть только его точка зрения и неправильная. Готов "убить ради мира во всем мире". Мотивация — психотравма, нанесенная в детстве, которую он переносит на мир.

2. "Белое пальто". Унижает и стыдит, а в пример приводит свои заслуги, свою эпоху как норму. Обычно это люди с нарциссической травмой.

3. "Шариков"-лайт. В жизни они молчат, а анонимность дает им чувство безопасности. Они делают гнусные замечания "по приколу", компенсируя хамством отсутствие воспитания.

4. "Тролль" — провокатор, его цель — эмоциональный вампиризм. Близок к психопатии. Если жертва реагирует, у него триумф.

Источник — Институт психологии МГППУ

На заметку

Как противостоять хейту

(рекомендации психологов МГППУ и МГУ)

Игнорирование. Не отвечать на провокации. Если ответили — только раз, для поддержания жизни блога.

Бан. Хамские комментарии нужно удалять. Но сначала стоит сделать замечание, пошли оскорбления, — забанить.

Жалоба. Обращение к руководству сети, если оно участвует в акциях против хейтеров, — блокируют и бьют по кошельку, если есть полномочия.

Ответ. Можно ответить хейтеру, но важно держаться фактов, вежливости и не включать эмоции. Эмоции — проигрыш.

Воспитание. Вместо ответа можно сделать скрин опуса хейтера и выставить на обозрение. Он получит "славу", автор — отклики друзей.

Источник — кафедра нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ