Как работают вытрезвители в российских регионах

0
14

В стране после длительного перерыва открываются вытрезвители. На каких условиях они работают в разных регионах страны и кто является их посетителями, выясняли корреспонденты «РГ».  Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости Все вытрезвители, с работой которых познакомились наши корреспонденты, — аналоги советских. Они имеют разных учредителей и формы организации, однако с задачей своей вполне справляются. В Тюмени, Самаре, Тольятти, Сызрани, Новокуйбышевске, Чапаевске это отделения при областных наркологических диспансерах, в Воронеже — профильные палаты в приемном отделении больницы скорой помощи N 1. В Челябинске, Нижнем Новгороде и Чистополе Татарстана — специально созданные центры. Для приема клиентов вытрезвители располагают от восьми до 35 коек. Отделения при диспансерах относятся к региональной медицине, их содержит областной бюджет, центры — муниципальные, финансируются по линии социальной поддержки населения из городского бюджета.

К какому "ведомству" ни относились бы вытрезвители, услуги в них бесплатные, хотя, разумеется, имеют стоимость. По словам директора челябинского центра Александра Рубцова, на пребывание каждого посетителя в среднем тратится 1950 рублей в сутки. За эти деньги человек получает чистое белье и койку, может воспользоваться туалетом и душем. Время пребывания ограничено 24 часами. В Тюмени приходящие в себя клиенты могут выпить минералки или чая. Все, как говорится, за счет заведения. Бюджет Чистополя в 2020 году потратил на содержание вытрезвителя почти 3,7 миллиона рублей. В Нижнем Новгороде на финансирование вытрезвителя, ежегодно оказывающего помощь от двух до двух с половиной тысяч клиентов, выделяют примерно по 10 миллионов рублей.

Как свидетельствует статистика муниципального центра "Надежда" Нижнего Новгорода, главные клиенты вытрезвителей — мужчины трудоспособного возраста. В прошлом году почти 70 процентов постояльцев центра были людьми в возрасте от 30 до 50 лет. При этом менее сорока процентов воспользовались услугами центра один раз, двадцать процентов побывали там дважды, остальные — от трех до 10 и более раз. Таким образом, примерно сорок процентов посетителей нижегородского вытрезвителя можно считать завсегдатаями. Руководители учреждений из других регионов подтверждают: примерно такая же статистика и у них.

Ни в одном из вытрезвителей не оказывают неотложную помощь. Если есть угроза жизни пациента — сотрудники оперативно решают, куда его направить. Если учреждение при больнице, могут перевести в отделение реанимации или токсикологии, а могут наутро предложить госпитализацию. Но такая надобность скорее исключение, чем правило.

По словам главного врача Воронежского областного клинического наркологического диспансера Владимира Харина, лишь немногие из граждан, поступающих в вытрезвитель БСМП N 1, нуждаются в услугах медиков. При этом, по наблюдениям челябинцев, примерно половине клиентов требуется социальная помощь: это люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, безработные или бездомные. В Челябинске после "выписки" с ними начинают работать частные благотворительные организации. Многие из клиентов получают крышу над головой и проходят курс социальной реабилитации.

С другой стороны, считают в вытрезвителях, возможность проведения медицинских процедур может быть и не лишней. Но расширение перечня услуг, по мнению руководителей, неизбежно увеличит расходы. Кто их будет покрывать — бюджет, как сегодня, или клиенты? Должны ли в принципе услуги вытрезвителей быть платными или нет? Единого мнения, оказалось, нет.

— Что с наших клиентов возьмешь? — говорит руководитель МАУ "Исцеление" города Чистополь Евгений Отбоев. — К нам, как правило, попадают одни и те же граждане. В основном это люди без определенного места жительства. У них же ни копейки за душой!

Полярного мнения придерживается главный внештатный нарколог Минздрава Свердловской области Олег Забродин. Человек, доставленный в состоянии опьянения из общественного места, считает нарколог, должен понимать, что ему придется за это заплатить, иначе о какой профилактике алкоголизма может идти речь?! А потому прежде всего нужно разработать нормативно-правовую базу, в соответствии с которой пьяный человек будет доставляться в подобные учреждения и оплачивать полученные в них услуги. С ним готовы согласиться и коллеги из Самарской области: "Лишних денег в здравоохранении нет, так почему же за счет других пациентов мы содержим алкоголиков?"

Что же касается идеи привлечения бизнеса, то руководители вытрезвителей крайне осторожны. Это возможно, считают они, например, в тех случаях, когда потребуется строить здания для учреждений, но в принципе — нежелательно.

— Цель любого частника — извлечение прибыли. Взять ее можно только с этих бедолаг, которых не научили правильно обращаться с психоактивными веществами. И чем больше будет таких лиц доставлено в учреждение, тем больше прибыль. Боюсь, что начнется охота за пьяными, — прогнозирует возможное развитие ситуации директор муниципального центра "Надежда" Нижнего Новгорода Николай Банков.

Впрочем, обращает внимание юрист Валентин Смирнов, изменения федерального законодательства вовсе не предполагают, что вытрезвители могут создаваться только на основе партнерства с бизнесом — регионы сами решают, привлекать ли его в эту сферу или выстраивать систему помощи пьяным согражданам самостоятельно.

Фото: Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Андрей Полынский