Как России реагировать на интервью Родченкова: объясняет юрист Алексеев

0
71

Глава комиссии Ассоциации юристов России по спортивному праву, главный научный сотрудник Института по законодательству и сравнительному правоведению при правительстве РФ Сергей Алексеев в «Правде.Ру» объяснил, что необходимо делать после интервью беглого информатора WADA Григория Родченкова.

Как России реагировать на интервью Родченкова: объясняет юрист Алексеев

Сегодня на сайте «Медузы» вышло интервью Родченкова, в котором тот в очередной раз обвинил Россию в создании системы по применению допинга спортсменами. Также бывший глава лаборатории рассказал о своём переезде в США и той части махинаций, которые якобы проводил сам.

По словам Алексеева, слова Родченкова не стоит воспринимать всерьёз. Но вместе с тем России необходимо ответственно отнестись к самому факту выхода интервью и подготовить несколько ответных шагов.

— Есть ли полная уверенность в том, что интервью действительно давал Родченков?

— Дело в том, что с точки зрения законодательства о средствах массовой информации и гражданского права важно понять, что интервью содержит большое количество обвинительной и компрометирующей информации, которая требует доказательств. Ответственность за ее распространение наносит репутационный урон конкретным лицам и в целом спорту России. СМИ и корреспондент, распространивший данный материл, должны доказать принадлежность содержания этого интервью первоисточнику. Очевидно здесь нужно исходить из этого. Но с точки зрения действительности источника самого Родченкова здесь могут быть вопросы, поскольку он сейчас находится под программой защиты охраны свидетелей. И сложно доказать это. Но теперь, раз эта информация официально распространена, она должна быть доказана.

— Рассказы Родченкова выглядят как какой-то шпионский детектив. Можно представить, что все могло быть на самом деле так?

— На мой взгляд, нельзя всерьез относиться к словам Родченкова по следующим основным причинам. Во-первых, Родченков — перебежчик и, очевидно, находится под влиянием соответствующих спецслужб и его дальнейшая судьба зависит от них в Соединенных Штатах Америки. Во-вторых, в соответствии с официальными медицинскими заключениями у него проблемы с психическим здоровьем. В-третьих, что явно следует из этого интервью, если его распространял Родченков, то он по российскому законодательству преступник. И совершенно справедливо, с учетом его слов, преследуется российскими правоохранительными органами в рамках Уголовного кодекса за злоупотребление, фальсификацию допинг-проб и других правонарушений. Исходя из этих трех факторов, доверять этим показаниям не представляется правильным. На юридическом языке такие доказательства являются недопустимыми с точки зрения процессуального права. А также, как уже подчеркнул Международный спортивный арбитраж, эти выводы и тезисы недостаточны.

— Почему оно выходит сейчас. Нас ждёт очередной виток «допинговой войны» против России?

— Надо смотреть, что спорт — это часть общей системы в отношении России, которая выстроена Западом на долгие годы. И в продолжение экономических санкций, и расширения НАТО на восток… Военные, политические и прочие санкции направлены, чтобы унизить и ослабить Россию. Это долгоиграющая пластинка. В том числе и в спорте она будет то усиливаться, то ослабляться этот марафон. Поэтому нужно быть готовым, и для того чтобы как-то этому противостоять, нужна государственная политика по юридической защите российского спорта, которой пока еще нет, о чем уже не раз заявляла Ассоциация юристов России. Иначе так и будут нас подсекать на информационных вбросах, юридических тонкостях и различных схемах, приемах. Проигрывать будем не только мы, а в целом наш спорт. Дело в том, что и спортивные юристы есть, и связи со Швейцарией, с «Лозанной» тоже есть, но дела ведутся отдельно, наскоками. Нет единых стратегии, тактики и концепции, единого юридического штаба, чтобы все споры, коллизии и сомнения проходили через этот отдел и разбирались вне зависимости от выигрышности, обжаловались.

В представленном интервью очень много дезинформации, поскольку она не подтверждена, кроме как голословных заявлений этого сомнительного человека. Это уже основание для обжалования и с точки зрения возможной клеветы, и с точки зрения распространения умышленно недостоверной, порочащей информации. Поэтому нужны встречные удары, как в боксе: по опровержению юридические удары, потому что такие обвинения мощные, которые представлены в этом интервью, должны быть доказаны. Пока не доказано, нельзя об этом так категорично заявлять в СМИ, потому что это уже оказывает влияние на общественное мнение, сознание.

— Могут ли такие интервью повлиять на решения по российским спортсменам в CAS?

— Как известно, информация правит миром, и поэтому этот информационный шум, конечно, влияет на сознание международной и спортивной общественности, и на всех участников процесса, включая арбитров, которые будут выносить решения. Поэтому нужно подойти, видимо, к этому интервью ответственно и обжаловать информацию в той части, в которой она не соответствует действительности: в судебном и в административном порядках.

— Посмотрим, как дальше будут развиваться события.

— Да. Нужно понять, что на «подсосе» Россию, российский спорт будут держать ещё долго. А потом ещё сколько вытягивают на этом фоне из нас финансов: Олимпийский комитет Пхенчхану 16 миллионов заплатил. С юридической точки зрения необоснованно. Тянут и с Всероссийской федерации легкой атлетики — сначала 5 миллионов, потом ещё полтора, потом ещё под вопросом 5 миллионов. Нужно в этой ситуации держать самостоятельную линию и юридическими и информационными рычагами нужно давать встречный удар, иначе эта политика так и будет продолжаться в отношении России.