Коронация последнего «Хозяина земли русской»

0
84

14 (26) мая 1896 года состоялась коронация императора Всероссийского, Царя Польского и Великого Князя Финляндского Николая II. За 4 дня до трагически известных празднеств на Ходынском поле в Москве. Наряду с днем рождения, которое выпало на 18 мая (6 мая по старому стилю) 1868 года, все три майские даты подтверждают народное поверье: в мае венчаться — маяться.

Коронация последнего "Хозяина земли русской"

«Хозяин земли русской» или «Николай-кровавый»

Русский царь, который, по словам праведного Иоанна Кронштадтского, в силу своего помазания был Удерживающим — удерживал мир от падения в пропасть вероотступничества, уже от современников заслужил целый сонм неодобрительных ярлыков:

  • «Николай-кровавый»;
  • «наш дурачок Ники»;
  • «Антон Горемыка на троне»;
  • «царь-помещик»;
  • «царь-висельник»;
  • «царь-тряпка»;
  • «венчанная пошлость»;
  • «самый черносотенный помещик»;
  • «самый крупный помещик и угнетатель масс»;
  • «главный крепостник» и прочие.

Простой люд зачастую подтрунивает над своими правителями, но про Николая Александровича судачили не только политические противники, но и собственное окружение. Из приведенных выше эпитетов одни принадлежат Ульянову-Ленину, другие взяты из виршей поэта Бальмонта, из заглавия книжки-навета Василевского (псевдоним Не-Буква), одно принадлежит родному дяде, великому князю Николаю Михайловичу.

Но этим дело не ограничилось. Одним из первых пасквилей на императора была анонимно изданная в Берлине книжка «Последний Самодержец. Очерк жизни и царствования императора России Николая II», в которой излагалась история России с конца царствования императора Александра III до 1912 года. Автором был видный член партии конституционных демократов (кадетов) Виктор Петрович Обнинский, в молодые годы служивший офицером в царскосельском гвардейском полку. Впрочем, в своей книге этот ровесник царя нелестно отзывается не только о нем, но и о большинстве (за исключением левых радикалов Думы) политических деятелей Российской империи.

Количество биографий и книг о Николае II продолжает множиться, тут важно другое: некоторые авторы подменяют личность царя рассуждениями о гибельности самодержавия. Это касается не только позднейших исследователей. Но как отделить человека Николая Александровича от «Хозяина земли русской», как он самолично написал в графе «род деятельности» первой всероссийской переписи населения 1897 года!

Предчувствие неминуемой катастрофы или революционные чаяния поразили все тогдашнее общество сверху донизу, за исключением тех, кто продолжал жить буднями. Среди близких к трону об этом говорили, например, обер-прокурор Святейшего синода и член Государственного совета Константин Петрович Победоносцев, считавший неизбежной революцию в империи Романовых. В самом народе угасал монархический дух. Видимо, не только в русском.

Время и люди требовали перемен. После Первой мировой войны пали три вековые европейские монархии: Романовых, Габсбургов и Гогенцоллернов. Бежал из страны последний султан Османской империи Мехмед VI. Император китайского государства Цин Пуи отрекся от престола за два с половиной года до начала Первой мировой.

«Двадцать три ступени вниз»

Так называлась популярная в СССР книга М. К. Касвинова, в которой обыгрывалось число лет жизни Николая Второго, начиная с года правления, и количество ступенек в подвал Ипатьевского дома, где без суда и следствия была расстреляна вся царская семья и двое преданных им людей.

Безусловно, Николай Александрович стал жертвой своей судьбы, своей миссии. Однако какую роль сыграли его личностные качества? Очевидцы отмечали инфантилизм цесаревича, долгое время пребывавшего в роли гвардейского офицера, не чувствовавшего себя наследником престола и даже государственным человеком. Во многом вина лежала на его родителях. Вместо традиционного для наследника генеральского чина, как бы уравнивавшего императора со старшим сыном, Александр III продолжал играть с цесаревичем в хлебные шарики.

Так какой человек взял скипетр и державу 124 года назад? Интересно мнение одного политического деятеля о другом, тем более такого афористичного, как Уинстон Черчилль: «Он был только верным, простым человеком средних способностей, доброжелательного характера, опиравшимся в своей жизни на веру в Бога».

Начало спуска в пропасть Николая II некоторые склонны отсчитывать не с коронационных торжеств на Ходынском поле, а с его речи, произнесенной 17 января 1895 года в Николаевском зале Зимнего дворца. Во всяком случае репутацию «деспота» царь заслужил вовсе не после Ходынки или Кровавого воскресенья, а именно в тот злополучный день.

Свою роль сыграло нелестное сравнение молодой царственной четы с их предшественниками.

Коронация

К концу XIX века к коронации в обществе (кроме монархистов) относились как к устаревшему пережитку. Кроме того, крайне дорогостоящему. 101 пушечный залп возвестил москвичам, что митрополит Петербургский Палладий (Раев) возложил на голову одетого в преображенский мундир Николая Александровича императорскую порфиру. Когда царь протянул руку за короной, тяжелая бриллиантовая цепь ордена Святого Андрея Первозванного — символ могущества и непобедимости — оторвалась от горностаевой мантии и упала. Торжества снимали на кинопленку несколько французских операторов. А дальше случилась Ходынская катастрофа.

После неудачной попытки покушения на цесаревича в Японии прекрасный поэт Аполлон Майков пожелал будущему царю:

«Шествуй же в путь свой и бодр, и спокоен,

Чист перед Богом и светел душой!»

Разительным диссонансом прозвучали проклятия другого поэта Константина Бальмонта:

«Кто начал царствовать — Ходынкой,

Тот кончит — встав на эшафот».

Можно было бы сказать, что исполнилось и то, и другое, если бы публичную казнь не заменили греховным убийством.