Крах или присоединение: Батька и ОМОН забили Белоруссию в пропасть

0
109

У власти Белоруссии сегодня самая сложная ситуация за всю историю. В обществе раскол, в экономике стагнация, реформы не провести, все требует ресурса, которого нет.

Крах или присоединение: Батька и ОМОН забили Белоруссию в пропасть

К тому же отношения с Западом готовятся к замораживанию, а с Россией придется делиться суверенитетом. Как страна будет выходить из политического кризиса, пока непонятно, но она точно не будет такой, как раньше.

Эксперты считают, что белорусская власть сама подготовила плацдарм для сегодняшних протестов. Еще в начале года, показав себя пассивной и равнодушной во время пандемии, она запустила процесс политизации огромной массы ранее апатичных людей.

Проблема в том, что у людей был настрой на мирные перемены в этом году. Невозможно же украсть победу у большинства, говорил самый популярный оппозиционный кандидат Виктор Бабарико перед своим арестом.

У белорусов как у нации всегда был культ ненасилия, и то, что произошло в Минске — нонсенс.

Хотя понятно, что нельзя перекрыть все клапаны для выхода протестной энергии, она рано или поздно рванет. Именно этим всю предвыборную кампанию и занималась белорусская власть. Посадив часть оппонентов и не дав трем популярным кандидатам: Сергею Тихановскому, Виктору Бабарико и Валерию Цепкало зарегистрироваться и попасть в бюллетени, государство само создало сотни протестующих.

Дальше — больше… Обычных граждан не впустили в состав избиркомов, слишком настойчивых наблюдателей задерживали десятками прямо около участков. При таком раскладе протесты были неизбежны, даже если бы власти объявили, что Лукашенко набрал скромные 60%, а не традиционные 80%.

А тут, как ни считай голоса, пришлось бы отдавать победу Светлане Тихановской. Потому на акциях протеста засветились почти все. Акции проходили более чем в 30 городах и почти везде заканчивались жестким подавлением.

В итоге один человек погиб. Сотни в больницах. Со всей страны идут сообщения о переполненных изоляторах, избиении задержанных и случайных людей на улицах. Добавить сюда выключенный интернет, заблокированный центр Минска, отсутствие лидеров и станет невозможным повторение Майдана.

По сути, авторитарные режимы, подобные правлению Лукашенко, почти никогда не сдаются без боя и крови. Разумеется, сама Светлана Тихановская или ее штаб вообще не имели никакого отношения к протестам. Просто народный гнев нашел выход.

Пока однозначно нельзя предсказать, что получится в итоге. Минску не хотелось бы западных санкций, но тяга реакции сильнее. К тому же, убедить аудиторию в том, что это происки Запада, уже не выйдет. Власти нанесли травму, но народ пострадал сильнее.

Сотрудничество с властью, работа на нее теперь станут более токсичными, чем раньше. Вероятен рост политической и студенческой эмиграции. Оставшись без поддержки или хотя бы молчаливой лояльности большинства, без экономических ресурсов на его задабривание, режим будет все больше полагаться на силовиков.

Все это может привести к переформатированию режима в сторону репрессивного. Поэтому теперь самый главный вопрос для Лукашенко — деньги, они же — время. А будущее самого президента теперь под большим вопросом.

В СМИ назвали все происходящее «всенародным волеизбиением«.

«Белоруссия поделилась на тех, кто арестовывает, и тех, кого арестовывают…Белоруссия не успокаивается. На улицы городов по всей стране выходят люди, протестующие против насилия властей и убежденные в том, что президентские выборы сфальсифицировали. Силовики продолжают веерные задержания, которые провоцируют новые протесты», — подчеркнули журналисты.

«Последние события показывают — протесты перетекают с улиц во все слои белорусского общества. Например, с госТВ ушло несколько знаковых ведущих, с призывом остановить насилие на улицах выступила четырехкратная олимпийская чемпионка по биатлону Дарья Домрачева», — напоминают авторы «Русского футуризма».

По их мнению, в ближайшие дни «мы увидим, что вопреки мнению диванных экспертов, даже без всякого предварительного раскола элит Батька будет либо пойти на серьезнейшие уступки вроде перевыборов(что для него нехарактерно) — либо вообще уйти».

«Вот только не факт что потом будет лучше — место забрызанного кровью диктатора может занять неумеха, который развалит не такие уж плохие социальные достижения одной из самых благополучных стран постсоветского пространства и не найдет общего языка с главным ее донором — Россией», — считают они.