Мариинский театр поставил к Новому году «Летучую мышь» Штрауса

0
61

Мариинский театр поставил к Новому году «Летучую мышь». Знаменитая оперетта Иоганна Штрауса появилась на его сцене впервые. Спектакль стал новогодней премьерой, которая прошла на Новой сцене театра в постановке Алексея Степанюка и под музыкальным руководством Валерия Гергиева.  Фото: Наташа Разина / Пресс-служба Мариинского театра «Летучуая мышь» Штрауса — это самая популярная в мире оперетта, которую в эти предновогодние дни можно было увидеть в «живом» формате на сцене только в Мариинском театре. Все оперные дома Вены, Парижа, Берлина, Лондона, Нью-Йорка, куда туристы в прежнее время стремились за праздничным настроением и бокалом шампанского, сегодня закрыты. Трудно сказать, когда эта оперетта появилась бы в Мариинском театре, если бы не пандемия и связанный с ней образ летучей мыши. Валерий Гергиев проанонсировал это название еще летом, когда его театр вышел из многомесячного карантина.

В оперетте Штрауса в оригинальной версии либретто К. Хафнера и Р. Жене доктор Фальк элегантно мстит своему другу Айзенштайну за то, что тот когда-то бросил его в подпитии на скамейке в парке в костюме летучей мыши, откуда его увезли в участок. Фальк пригласил всех на бал к князю Орловскому, любителю красивой жизни, социальных свобод, ненавистнику лицемерия и лжи. На этом балу горничная Адель получила на время статус маскарадной баронессы, а муж приударил за венгерской графиней, под маской которой скрывалась его жена. Под утро все оказались в тюрьме, где произошло всеобщее разоблачение, а вместе с ним и восстановление справедливости и гармоничного миропорядка.

В Мариинском театре предпочли вариант либретто Н. Эрдмана и М. Вольпина, испытанный советским кинематографом в одноименном фильме-оперетте. Многократно исполнявший увертюру к «Летучей мыши» в новогодних концертах, Валерий Гергиев тем не менее не торопился ставить оперетту, издавна украшающую афиши всех лучших оперных домов мира, включая Метрополитен Опера. Однако несколько лет назад он успешно рискнул поставить у себя мюзикл «Моя прекрасная леди» в режиссуре Роберта Карсена, где роль Элизы Дулитл блистательно исполняла солистка Мариинского театра Гелена Гаскарова, которой предстоит быть здесь одной из Розалинд.

И тогда и сейчас пришлось столкнуться с большой проблемой разговорных диалогов, которым оперные солисты должны были специально научиться, избавляясь кто от регионального акцента, кто от неумения четко артикулировать слова. Консультант по сценической речи Дмитрий Кошмин добился от большинства солистов блистательных результатов. И все же первые премьерные спектакли показали, что при всей красоте декораций Вячеслава Окунева, представившего на сцене все богатство орнаментов и интерьеров Югендстиля с мотивом загадочного сфинкса, синтетическую природу жанра оперетты придется шлифовать еще долго. Владеющие технологией оперного пения, солисты обнаруживали порой слабые стороны в мастерстве грациозных поз и быстроте реакций, без которых не бывает полноценной оперетты. В выигрыше оказались артисты с опереточным прошлым, как, например, тенор Александр Трофимов в партии Айзенштайна или те, кто пришли в Мариинский театр из режиссерских трупп «Зазеркалья», как Виолетта Лукьяненко (Адель), или Денис Закиров (Альфред) — из театра «Санктъ-Петербургъ опера». Они демонстрировали хлесткое интонирование слов и способность удерживать внимание зала в диалогах без помощи оркестра и музыки.

Не хватило спектаклю и остроты в алгоритмах движений героев и в сверкающей хореографии, вместо которой пришлось наблюдать слабые копии венского вальса и галоп. Темпоритм спектакля замыкало в неловких паузах между разговорными и музыкальными номерами. Сам маэстро иногда озадачивал предпочтением умеренных и медленных темпов, словно не скрывая своего желания неторопливо, в вольном стиле погрузиться в новый для себя жанр.

И все же невозможно было не заметить, как оперным певцам очень интересно освоить новый выразительный язык такой легкой и такой сложной оперетты. Объемно-примадонистой получилась Розалинда у сопрано Елены Стихиной, сумевшей найти в образе немало нюансов. Ей очень повезло с «цветником» партнеров: тенора-любовника Альфреда (Денис Закиров), мужа Айзенштейна в исполнении Александра Трофимова и его друга Фалька — Владислава Куприянова, успешно взявшего планку в опереточном амплуа. Да и Адель в исполнении Антонины Весениной прекрасно чувствовала себя в новом для Мариинского театра опереточном «доме», который очень неплохо выглядел для дебюта.