О чем можно писать госслужащим в соцсетях, а о чем благоразумнее помолчать

0
19

Современные общества все более опутаны соцсетями, а слишком вольное поведение сотрудников государственных и частных компаний в виртуальном пространстве сегодня может нанести реальный ущерб интересам работодателя.  Фото: Gettyimages Поэтому в разных странах становятся нормой кодексы, детально рассказывающие персоналу, что можно, а чего нельзя делать в своих учетных записях и как правильно участвовать в онлайн-жизни бренда. В таких кодексах прописывают и санкции за нарушение норм, вплоть до увольнения. Кодекс чтить не научились Текст: Нива Миракян ("Российская газета", Рим) На Апеннинах нет единого закона, регулирующего действия госслужащих или сотрудников коммерческих компаний в соцсетях. Но почти у каждой уважающей себя структуры есть внутренний регламент, в котором отражены наиболее важные положения. Специальный документ под названием «Внутренняя политика по использованию соцсетей» в Италии чаще используется в частных компаниях, нежели в государственных, которые пока отстают в этом вопросе.

Такие кодексы детально рассказывают сотрудникам, как правильно участвовать в онлайн-жизни бренда, пекущегося о своей репутации. В своеобразном руководстве, разработкой которого как правило занимается отдел маркетинга, отражены все нюансы от правильного поведения в соцсетях (в том числе с чрезмерно настойчивыми клиентами) до штрафных санкций, которые неминуемо последуют в случае нарушения отраженных в документе правил.

Причем речь идет не только об аккаунтах компании, но и частных профилях, так как, исходя из логики высшего менеджмента компании, любое неосторожное действие может привести к серьезным финансовым и репутационным последствиям для бренда, на который трудится частное лицо. В массе своей подобные руководства содержат ряд схожих статей, к которым можно смело причислить следующую: «Мы совершенно не против, если вы указываете в своих профилях, что работаете в нашей организации. Однако нам бы хотелось, чтобы вы отдавали себе отчет в том, что любой журналист, блогер или просто негативно настроенный к компании человек может трактовать любые ваши действия и слова как слова и действия компании, в которую вложено немало денег и сил. Прежде чем сделать что-то, хорошо подумайте».

Однако, судя по поведению, многие итальянцы относятся к подобному регламенту крайне несерьезно, нередко воспринимая его как еще одну бумажонку, которую им подсовывает на подпись работодатель-бюрократ. Видимо поэтому, примеров того, как жители Апеннин лишались работы за некорректное поведение в соцсетях, хоть отбавляй.

К таким недальновидным сотрудникам, несомненно, относится тренер итальянской молодежной команды итальянской Серии D «Гроссето» Томмазо Касалини. На своей странице в соцсети Facebook он позволил себе критические высказывания в адрес несовершеннолетней экоактивистки Греты Тунберг после ее эмоционального выступления в ООН. Фактически Касалини нарушил пункт внутреннего устава клуба, в котором черным по белому говорится о «необходимости воздержаться в публикациях в социальных сетях, блогах и форумах от резких заявлений любой окраски». В итоге, владельцы команды, очевидно побоявшись негативной реакции общества, не только уволили тренера, но и заставили его удалить пост и написать новый с извинениями.

Не менее опрометчиво поступила и сотрудница известной компании Мариаелена Петруччиоли. Несмотря на инвалидность и 18-летний стаж работы на заводе в Перудже, женщина в мгновение ока лишилась рабочего места за неграмотно составленный пост. В своем аккаунте в Facebook она в резкой форме пожаловалась на грубые действия руководителя отдела в отношении одного из сотрудников, не указав при этом компанию, в которой произошел инцидент. Из чего ее подписчики сделали вывод, что Петруччиоли имеет в виду структуру, в которой сама трудится. Как выяснилось позже, она критиковала представителя совершенно другой фирмы, но поскольку ее пост уже успел разлететься по Сети с хештегом своей компании, руководство бренда приняло решение уволить женщину, чтобы раз и навсегда отбить у других сотрудников охоту писать в соцсетях двусмысленные тексты.

Мы совершенно не против, если вы указываете в своих профилях, что работаете в нашей организации. Но прежде чем сделать что-то, хорошо подумайте 

Видимо, во избежание подобных осечек в будущем, год назад министерство образования Италии заявило о намерении реализовать проект для подростков от 13 до 18 лет. В старших классах итальянских школ будут проводить уроки по интернет-безопасности. Планируется научить ребят более сознательно общаться в социальных сетях, распознавать фальшивые новости, а также достойно отвечать на киберзапугивания, которые влекут за собой массу негативных последствий: от психологических травм до самоубийств. Дело за малым — властям предстоит понять, как лучше интегрировать эту инициативу в общеобразовательную систему и привлечь наибольшее количество учеников.

О своей компании хорошо или ничего Текст: Александр Гасюк В США споры между работодателями и работниками из-за неоднозначных записей последних в социальных сетях являются рутиной, а неосторожные посты в Facebook и Twitter вмиг лишают тысячи американцев работы. Уволенные сотрудники часто идут в суд и упирают на пресловутую первую поправку к конституции США, гарантирующую свободу слова. Однако претензии на право говорить и писать о чем угодно на своих частных страницах в соцсетях в нерабочее время быстро разбиваются о суровые реалии американских законов и внутренних правил частных и государственных компаний.Формально работодатели в США не имеют права наказывать сотрудников за симпатии к политикам в соцсетях, но это происходит повсеместно. Фото: urupong / istock

Они строго запрещают работникам сознательно наносить имиджевый ущерб работодателю, дискредитировать его бренды, товары и услуги, оскорблять клиентов и покупателей, разглашать закрытую коммерческую (не говоря уже о государственной) и финансовую информацию. В числе же наиболее злостных и одновременно наиболее частых нарушений наемных работников — их посты в соцсетях расистского, сексистского, насильственного или дискриминационного по этническим или религиозным признакам характера. За такие сверхчувствительные для современного американского общества «мысли вслух» работодатели в США без сожаления расстаются со своими работниками. А зачастую еще на этапе подбора кадров тщательно просматривают аккаунты претендентов на ту или иную вакансию, выискивая неприемлемый с точки зрения общепринятых в Америке норм этики и морали контент.

Несмотря на эти ясные правила, разногласия о границах дозволенного в онлайне происходят в США регулярно. Характерен пример американки Кимберли Сванн, которая, едва устроившись на новую работу, выложила в Сеть следующую запись: «Первый день на работе. Боже мой, как же скучно!» За что и была немедленно уволена руководством частной компании за публично проявленный недостаток мотивации. Оспорить такое решение не получилось, поскольку в Америке именно частный работодатель вправе решать кадровые вопросы по своему усмотрению, а в большинстве штатов какая-то особая причина для увольнения не нужна вовсе.

Это отнюдь не значит, что никакого регулирования в этой области в США не имеется. Напротив, Национальный совет по трудовым отношениям, который следит за исполнением основополагающих норм трудового законодательства в стране, в последнее время уделяет особое внимание разъяснению всех аспектов, связанных с защитой прав работников на выражение своего мнения онлайн. Так, принятый в США еще в 1935 году закон о трудовых отношениях прямо защищает права как объединенных в профсоюзы работников, так и частников на обсуждение между собой условий их трудовой деятельности.

И как они будут это делать — по старинке устно или в ногу со временем в соцсетях — не имеет никакого значения. И наказать сотрудника за выложенную в интернет критику в адрес руководства фирмы за несоблюдение норм трудового законодательства, в том числе и с точки зрения безопасности на рабочем месте, а также выложенные в интернет разоблачения о домогательствах или фактах дискриминации не получится. Это будет прямым нарушением федеральных законов США со всеми вытекающими последствиями.

Девушка выложила в Сеть запись: «Первый день на работе. Боже мой, как же скучно!» За что и была немедленно уволена руководством 

Наконец, одним из самых острых и противоречивых для политически поляризованной Америки в последнее время стал вопрос о публичном выражении работниками симпатий к тем или иным политикам. По закону в большинстве штатов работодатель не имеет права наказать своего сотрудника, поддерживающего со своих страницы в соцсетях, например, Дональда Трампа или Джозефа Байдена, — это будет прямым нарушением свободы слова и той же первой поправки к конституции США. Однако на практике, по данным СМИ, дискриминация из-за выложенных в интернет политических постов в нынешних идеологически расколотых Соединенных Штатах происходит повсеместно под формальными и откровенно притянутыми за уши предлогами.

Кого защитит трудовая юстиция Текст: Иван Карташов ("Российская газета", Бразилия) Трудовое законодательство в Бразилии считается одним из самых жестких в мире. Споры между работодателем и сотрудниками рассматриваются специальными судами. В местном трудовом кодексе содержатся «уважительные причины», в соответствии с которыми компания имеет право уволить сотрудника без каких-либо компенсаций.

«С приходом соцсетей жизнь бразильцев стала более публичной. В новых условиях высказывание своего мнения имеет куда более широкий охват, чем это было раньше, — рассказал «РГ» практикующий юрист и преподаватель права Леонардо Фонсека. — Публикация комментариев, разжигающих ненависть по каким бы то ни было мотивам, будь то политические, религиозные или этнические, подпадает под указанные в законе уважительные причины».

«Около двух лет назад в южном бразильском штате Санта-Катарина имел место случай, когда сотрудник одной из местных компаний опубликовал в социальной сети оскорбительный комментарий в адрес своих коллег. Компания уволила его по «уважительной причине», так как его действия были направлены против чести и достоинства ее сотрудников. Судья признал действия работодателя обоснованными», — привел пример юрист.

Тем более что в уставах крупных компаний также прописывается, за какие проступки сотрудника могут уволить. Разжигание ненависти в социальных сетях, как и раскрытие внутренних секретов, обычно относится к таковым. Увольнением могут закончиться случаи, получившие широкий резонанс в социальных сетях и СМИ, а также способные нанести серьезный имиджевый урон работодателю. Однако столь жесткие меры применяются все же не так часто. Еще один способ наказания — это отстранение сотрудника от работы на определенный срок с лишением заработной платы.

Неудачный комментарий в соцсетях вряд ли станет причиной для увольнения госслужащего 

Несколько иначе обстоят дела у госслужащих, в особенности тех, кто попал на государственную службу по конкурсу. В Бразилии это самые защищенные с точки зрения трудового законодательства люди. Уволить их практически невозможно. Их проступки рассматриваются в дисциплинарных комиссиях, которые могут вынести им предупреждение или даже отстранить от работы на некоторое время. Но неудачный комментарий в социальных сетях вряд ли станет причиной для увольнения госслужащего.

Выложил фото ужина — можно спать спокойно Текст: Александр Ленин ( "Российская газета", Токио) В Японии поведение граждан в социальных сетях строго не регламентировано.Отдельных правил поведения в Facebook или Twitter для японцев нет, но этические кодексы компаний принято распространять и на соцсети. Фото: Gettyimages

Работодателям из Страны восходящего солнца будет сложно распрощаться с нерадивым сотрудником за публикацию провокационного характера в Facebook или Twitter. Скорее всего попытка уволить работника за подобные действия приведет к изнурительному судебному разбирательству и внушительным расходам на оплату юридических услуг.

Вместе с тем в госведомствах и крупных компаниях обычно существуют кодексы, в которых прописаны этические нормы для персонала. Правила регулируют поведение представителей того или иного корпоративного сообщества в целом, а не только в виртуальном пространстве.

Поэтому чиновники отлично понимают, что можно выкладывать в своем Instagram, а с чем лучше повременить. Вряд ли кто-либо из японских госслужащих, к примеру, будет выступать с открытой критикой действующей власти или демонстрировать свои политические взгляды. Сотрудники пресс-служб японских министерств ведут свои блоги, когда таковые имеются, в довольно скромной манере.

Даже работники СМИ достаточно скованны в блогосфере. Так, например, корреспонденты общественной телекомпании NHK вынуждены ограничивать свою активность преимущественно постами о хобби или фотографиями аппетитных блюд после походов в рестораны. Любое недовольство со стороны их подписчиков может быть болезненно воспринято начальством.

Вряд ли кто-либо из японских госслужащих будет критиковать власть или демонстрировать свои политические взгляды 

Впрочем, ситуация в области контроля за соцсетями в Японии может вскоре измениться. Всерьез задуматься над этой проблемой местных законодателей заставила недавняя трагедия, которая произошла с 22-летней рестлершей и участницей популярного реалити-шоу Terrace House. Девушка по имени Хана Кимура в мае свела счеты с жизнью после того, как столкнулась с травлей в интернете со стороны фанатов. После этого депутаты японского парламента подняли вопрос о выработке мер по привлечению к ответственности за кибербуллинг.

Вольности только для узкого круга Текст: Вячеслав Прокофьев ("Российская газета", Париж) Четко сформулированных законов, которые бы регулировали во Франции посты сотрудников предприятий в соцсетях, пока нет. Условия и ограничения, как правило, прописываются в трудовых соглашениях и считаются обязательными для поступающих на работу. Решения принимаются индивидуально, часто после интенсивных разбирательств.Уйти от сурового наказания за спорную запись в соцсетях можно, только если ограничить к ней доступ. Фото: metamorworks / istock

Взять хотя бы скандальный случай с двумя сотрудниками местной довольно популярной фирмы по пошиву нижнего белья (женского и мужского). Эти молодые ребята устроили вечеринку на африканскую тему. Накрасили лица ваксой и всячески изображали дикарей, время от времени отпуская сомнительные высказывания по поводу народонаселения Черного континента. Не мудрствуя лукаво, весельчаки выложили видео в Instagram. Реакция по нынешним политкорректным временам была однозначной: со всех сторон на парней посыпались обвинения в расизме. Руководство фирмы пришло в ужас, ибо также оказалось под огнем нелицеприятной критики. Мол, распустили своих работников.

Парням направили письма об увольнении, а объяснения адвокатов о том, что эта выходка никого отношения к фирме не имеет, были отвергнуты. На каком основании? Да на том, что крамольное видео «нанесло ущерб имиджу» фирмы, а также нарушило ее «нормальное функционирование». И действительно, дело дошло до того, что в соцсетях появился хештег с призывом бойкотировать продукцию фирмы.

Другое дело, если бы «африканское видео» было предназначено для строго ограниченного круга лиц и оно не растеклось бы по мировой паутине. В этом случае у ребят был бы шанс избежать сурового наказания, как это произошло с одной дамой, которая крайне нелицеприятно высказывалась в Facebook о своем начальнике. Она позаботилась о том, чтобы с ее критическими замечаниями на грани ругательств могли ознакомиться всего лишь 14 человек. Это обстоятельство было учтено Кассационным судом, и даме не пришлось распрощаться со своим рабочим местом, несмотря на все усилия оскорбленного шефа.

Дело дошло до того, что в соцсетях появился хештег с призывом бойкотировать продукцию фирмы 

А вот сотрудницу другой компании выставили на улицу без выходного пособия за непозволительную вольность все в том же Facebook. Она опубликовала на своей странице фотографии новой коллекции товаров, которые изначально предназначались только для агентов коммерческой сети. Тем самым нарушила контрактные обязательства о неразглашении конфиденциальной информации, за что и была сурово наказана.