Ответы Сергея Лаврова на вопросы СМИ в связи с открытым письмом врача-невролога из Швейцарии В.В.Козака

0
23

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в связи с открытым письмом врача-невролога из Швейцарии В.В.Козака.  Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости Вопрос: В конце января в сети было опубликовано адресованное Вам открытое письмо работающего в Швейцарии врача-невролога В.В.Козака с рядом сложных вопросов по статье в журнале "Ланцет" о якобы отравлении А.А.Навального боевым отравляющим веществом. Ознакомились ли Вы с ним? Что бы Вы могли сказать на этот счет?

С.В.Лавров: Признателен В.В.Козаку за обстоятельное открытое письмо на моё имя от 22 января 2021 года, в котором он высказывает экспертное мнение относительно имеющихся публикаций о лечении А.А.Навального в берлинской клинике "Шарите".

Не являясь специалистом в области химии, биологии или медицины, не могу профессионально комментировать проведённый им анализ, но, внимательно ознакомившись с изложенными соображениями, указывающими на выявившиеся противоречия, согласен с тем, что любые вопросы и обоснованные сомнения, касающиеся этого дела, обязательно требуют прояснения.

В ситуации, когда западные страны пытаются сделать "тему А.А.Навального" чуть ли не главной в диалоге с нашей страной, хотел бы в порядке взаимности поделиться оценками находящихся в фокусе наших служебных интересов практических шагов, предпринимаемых действующими лицами этой истории в сфере политики и пропаганды.

Первый их тезис — А.А.Навального пытались отравить российские спецслужбы, а спасти его удалось исключительно благодаря тому, что ничего не подозревавший пилот рейсового самолета, на котором он летел, оперативно произвел посадку, у борта уже ждала машина скорой помощи, а омские врачи сделали все необходимое (это, однако, не мешает выдвижению в адрес тех же врачей обвинения в "соучастии в отравлении" путем сокрытия реальных результатов анализа биоматериалов).

В то же время в клинике "Шарите", куда пациент был незамедлительно доставлен по настоянию его супруги, также не выявили — как и в Омске — никаких боевых отравляющих веществ (так что по упомянутой выше логике врачи "Шарите" тоже могут подозреваться в "соучастии"). Боевые отравляющие вещества, как "объявило" правительство ФРГ, были обнаружены только в Институте фармакологии и токсикологии Бундесвера, что послужило поводом для выдвижения безапелляционных обвинений в адрес российского государства с требованиями признать свою "вину" и расследовать "преступление".

Вопрос: В.В.Козак также ссылается на странности в обращении с таким чувствительным моментом во врачебной этике, как анонимность пациента. Были ли зарубежные коллеги столь же откровенны с российской стороной в рамках оказания правовой помощи, как и с авторами статьи в "Ланцете"?

С.В.Лавров: Генпрокуратура России незамедлительно запросила у Федерального ведомства юстиции ФРГ всю информацию о результатах проведенных Бундесвером исследований, включая передачу нам всех имеющих отношение к делу доказательств. Вопреки полному соответствию наших требований целому ряду конвенций о предоставлении правовой помощи, включая Конвенцию о запрещении химического оружия, нам никакой фактологической информации предоставлено не было. Под различными предлогами германская сторона отказала в предоставлении копий медицинских документов, истории болезни, судебно-медицинских экспертиз, токсикологических и иных лабораторных исследований. При этом, отказываясь добросовестно удовлетворить официальные запросы Генпрокуратуры Российской Федерации (от 27 августа, 14, 24 и 28 сентября 2020 года), германские власти сначала ссылались на то, что информация на сей счет засекречена, поскольку ее обнародование позволило бы российской стороне понять, какими знаниями обладает Бундесвер в сфере химического оружия. Затем аргументация изменилась. Стали делать упор на то, что А.А.Навальный запрещает передавать какие-либо сведения, включающие его персональные данные, российской стороне.

Вопрос: Как обстоят дела с формулой вещества, которым якобы был отравлен А.А.Навальный?

С.В.Лавров: По утверждению германской стороны, Франция и Швеция подтвердили выводы Бундесвера. Откровенно подыграл этой линии и Технический секретариат ОЗХО, который предпринял непрозрачные процедуры оказания содействия Германии, а по итогам заявил о правоте выводов Берлина, Парижа и Стокгольма, но отказался обнародовать конкретную формулу вещества, якобы обнаруженного в биоматериалах пациента: мол, мы это делали по заказу немцев, вот к ним и обращайтесь. Немцы в свою очередь, а вслед за ними — французы и шведы, ничего не дают.

То есть нам предлагают верить им на слово, одновременно выдвигая в неприемлемо ультимативной форме требования о возбуждении российскими правоохранительными органами уголовного дела по, как они утверждают, "доказанному факту отравления" А.А.Навального боевым отравляющим веществом. Логичные указания на то, что в таком случае эти западные страны утаивают ключевую улику вероятного преступления, которая по нашим законам необходима для открытия уголовного дела, отметаются без внятного объяснения. В общем, круг замкнулся.

Подробное изложение всей этой неприглядной "эпопеи", включая информацию о наших многочисленных шагах, направленных на установление истины, размещено на официальном сайте МИД России.

Вопрос: Хотелось бы узнать Ваше мнение про фильм о "дворце в Геленджике".

С.В.Лавров: Оставляя в стороне вопросы о том, какова цена содержащимся в фильме утверждениям и компьютерной графике, кто за этим стоит, как и кем все это кино оплачивалось (на сей счет уже представлено множество фактов, хотя официальные лица и большинство СМИ на Западе их стыдливо не замечают), отмечу один конкретный момент. В этом фильме А.А.Навальный посещает здание бывшей резидентуры советской разведки в Дрездене и вместе с какими-то немецкими коллегами демонстрирует зрителям материалы из папки, которую он презентует как "личное дело Путина". Ясно, что попасть в это здание и тем более получить доступ к неким архивам невозможно без сотрудничества с официальными властями ФРГ — скорее всего с их спецслужбами. Одно это говорит достаточно о подоплеке всей этой истории и о той роли, которую играл и играет Запад на всем протяжении ее раскрутки в международном медийном пространстве. Но конкретный вопрос, на который мы хотели бы получить ответ, заключается в следующем: если в Германии так пекутся о праве А.А.Навального распоряжаться своими персональными данными, то каким образом досье из немецких архивов, касающееся, как утверждают авторы фильма, В.В.Путина, могло быть передано для публичной презентации без его согласия? Мы обратились за разъяснениями на сей счет к МИД ФРГ, откуда нам через несколько дней сообщили, что допуск А.А.Навального к упомянутым архивным материалам был согласован соответствующим германским ведомством, а в самих переданных ему материалах "не было ничего секретного". Комментарии излишни.

Вопрос: Планируется ли перенаправить открытое письмо В.В.Козака в те профильные международные организации, которые вовлечены в т.н. "историю с "Новичком"?

С.В.Лавров: В связи с тем, что вопросы, которые В.В.Козак ставит в своем открытом письме с сугубо научных позиций как специалист в области медицины и биологии, непосредственно затрагивают темы, от которых Запад тщательно уходит во внешнеполитическом диалоге с нами, имеем в виду, если он не будет против, привлечь внимание руководства Технического секретариата ОЗХО, а также Германии, Франции и Швеции к проведенному им анализу и попросить их его прокомментировать.

Считаю также важным поддержать тезис врача о том, чтобы по приведенным фактам высказались и другие независимые специалисты в медико-биологических делах. Надеюсь, они услышат приглашение В.В.Козака и с профессиональной честностью прокомментируют сформулированные им вопросы.

Опубликовано на сайте МИД РФ