Петр Кучеренко: Думать о карьере надо со школьной скамьи

0
19

Что такое электронный диплом? Чем грозит высокий спрос на «айтишников»? Что нужно знать студентам, чтобы получить хорошую работу? На вопросы «Российской газеты» ответил заместитель министра науки и высшего образования Петр Кучеренко. Петр Кучеренко: Только диплома для карьеры сегодня уже недостаточно. Фото: Сергей Куксин/РГ Петр Александрович, сегодня везде говорят о высоком спросе на "цифровиков": бюджетные места на ИТ-направления бьют рекорды. А что еще в топе?

Петр Кучеренко: Конечно, самые перспективные направления — все, что касаются цифровых технологий. Но здесь таится опасность. Вспомните 90-е годы: огромный спрос на юристов и экономистов привел к тому, что их стали готовить даже совсем непрофильные вузы. А множество организаций тогда просто "штамповали" дипломы и продавали их в метро и переходах. Сегодня потребность рынка в "цифровых" профи колоссальная. И велика вероятность, что история повторится: возникнет просто рынок таких дипломов. Поэтому абитуриентам нужно очень внимательно относиться к выбору. Мы тоже вместе с коллегами из Рособрнадзора будем следить за ситуацией.

Нам также катастрофически не хватает сейчас инженеров и техников, химиков, физиков.

А что по зарплатам? На что могут рассчитывать молодые специалисты?

Петр Кучеренко: Минобрнауки запустило портал "Работа в России": там публикуются вакансии для молодежи. На начало апреля размещено 1 миллион 600 тысяч рабочих мест: один клик — и нужная вакансия с необходимыми параметрами найдена. По данным этого портала, активнее всего работу находят в сфере образования. Например, среди выпускников вузов прошлого года здесь трудоустроено почти 44 тысячи человек со средней зарплатой 30,5 тысячи рублей.

Но все же самые высокие зарплаты сейчас, судя по нашему мониторингу, у финансистов: в сфере финансовых услуг средний доход выпускника 2020 года — более 47 тысяч рублей. А на втором месте, кстати, молодые ученые: средняя зарплата около 40 тысяч. Но, к сожалению, и в финансах, и в науке работу находят не многие.

Сравните: 44 тысяч человек — в сфере образования, 11 тысяч — в финансовом секторе и чуть больше 8 тысяч — в области научных исследований и разработок.

Самые высокие зарплаты у выпускников-финансистов — более 47 тысяч рублей. На втором месте молодые ученые: средняя зарплата — около 40 тысяч

Радостно слышать, что современные выпускники идут в науку, да еще на неплохие зарплаты. Еще недавно быть ученым было скучно и дешево?

Петр Кучеренко: У нас сейчас очень эффективная система поддержки молодых ученых. Кандидаты наук до 30 лет и доктора наук до 40 лет могут претендовать на получение жилищной субсидии. Хотим распространить эту практику и на профессорско-преподавательский состав, чтобы лучшие кадры не уходили в бизнес, а оставались в науке и шли работать в вузы и НИИ. Дело в том, что у нас очень сильное звено "управленцев" — ректоров, деканов — в возрасте 60 лет и выше. Есть достаточно сильные молодые ректоры 45-50 лет. А вот возраст 50-60 лет — провальный. Хотя это, наверное, самый продуктивный период для ректоров.

До конца года на базе нескольких вузов планируется создать не менее двадцати центров компетенции для студентов. Что это такое?

Петр Кучеренко: Совместно с вузами и президентской платформой "Россия — страна возможностей" (РСВ) мы поможем ребятам протестировать свои навыки, умения, подтвердить их и приложить к диплому гарантию. Важно: центры будут работать на базе университетов.

Как мы знаем, в резюме сегодня сведения об образовании занимают всего несколько строчек: вуз, специальность, год получения диплома. Основную же часть — описание компетенций, умений, навыков — каждый соискатель составляет сам. И работодатель часто не понимает, с кем имеет дело, насколько верна изложенная информация. Диплома для этого недостаточно. Он лишь подтверждает факт полученных знаний. Чтобы проверить, что человек умеет в реальности, нужно проводить собеседования, многочасовые тесты. Все это достаточно затратно. В центрах компетенции мы протестируем ребят, проведем различные семинары на определение лидерских качеств, умений работать в команде, действовать в форс-мажорных ситуациях. Словом, все то, что сегодня называют soft skills — те самые мягкие навыки, которые сегодня необходимы каждому.

А что в результате? Студенты получат приложения к диплому, сертификаты?

Петр Кучеренко: Да. Причем с гарантией того вуза, где они проходили тестирование или обучение. Все курсы и программы центров компетенций будут оцифрованы и выложены на платформе "РСВ". Главное — это будет независимая оценка. Отмечу, чтобы не было путаницы: центры компетенции и центры трудоустройства при вузах — разные вещи. Центры карьеры и трудоустройства открыты у нас в вузах 79 регионов России. Но, к сожалению, далеко не все студенты знают о них.

Почему работодатели часто недовольны уровнем знаний выпускников вузов?

Петр Кучеренко: Эта проблема была всегда. Работодателю нужен человек с опытом, а у студентов этого опыта нет. Замкнутый круг. Поэтому очень важно, когда у вуза есть партнерские отношения с крупными бизнесами, возможность уже во время учебы пройти практику или стажировку в компании. Такие программы сотрудничества, конечно, существуют, но их мало. А вообще эту историю хорошо начинать со школьной скамьи. Как? Вот опыт "Сириуса". Образовательный центр для одаренных детей рассылает по вузам информацию об учениках. Этих подростков сразу берут на заметку, приглашают в лаборатории, знакомят с учеными. С большой вероятностью они придут в вуз и вырастут в настоящих профессионалов.

Диплом будет электронным и "многослойным". Мы сможем просмотреть всю историю образования студента: портфолио, награды, сертификаты

В планах — подобный проект с Российским движением школьников. Основное здесь, как говорили в советские времена, выстроить связку "вуз — производство". Это ключевая задача сегодня.

Рособрнадзор предлагает ввести бессрочную госаккредитацию для вузов. В минобрнауки к этой идее отнеслись с осторожностью. Почему?

Петр Кучеренко: Суть новации — выдавать госаккредитацию один раз, но при этом коллеги из Рособрнадзора предложили заменить проверку документов проверкой качества знаний студентов. Но не превратится ли это в вузовский ЕГЭ или в ВПР? Не пойдет ли такое же "натаскивание" на предметы в университетах, чем сейчас порой грешат школы? Пока идет обсуждение.

В этом году каждый второй выпускник школы сможет рассчитывать на бюджетное место в вузе. Но есть тенденция: все больше выпускников решают поступать в колледжи. Тревожный знак?

Петр Кучеренко: Вузовское образование действительно стало массовым, и иногда за счет этой массовости теряется качество. Но ничего страшного в том, что школьники выбирают колледжи, нет. Университеты — это все-таки во многом сначала про науку. А для прикладной работы сейчас высока роль именно среднего профобразования.

Еще в середине прошлого века высшее образование было неким символом элиты. А сегодня не встретишь менеджера в салонах связи без диплома экономиста или юриста. До сих пор родители считают своим долгом обеспечить ребенку диплом . Но любое образование поднимает человека на новый уровень.

Как в будущем изменятся вузовские дипломы? Станут цифровыми, обрастут сертификатами?

Петр Кучеренко: Уверен: цифровая трансформация экономики неизбежно приведет к тому, что диплом будет электронным и "многослойным". Войдя в электронный профиль диплома, мы сможем просмотреть всю историю образования, портфолио студента: достижения, награды, курсы, дополнительное образование и т.д. При этом еще на много лет бумажный диплом — "корочка" с гербом и печатями — останется как символ, который очень важен для человека.

Инфографика "РГ"/Леонид Кулешов/Мария Набиркина