Пять увлекательных книг, которые на «Красной площади» стоит заметить

0
18

«Четыре всадника: Докинз, Харрис, Хитченс, Деннет»: Пер. с англ. — М., Бомбора.

Пять увлекательных книг, которые на "Красной площади" стоит заметить

Четыре «мушкетера разума» — о самом важном: вере и науке.Давным-давно, в 2007 году, за коктейлем, плавно перешедшим в ужин, собрались четыре интеллектуала. Решили, не конкретизируя темы, поговорить о самом важном. О Боге. О вере. О морали. О духовности. О взаимоотношениях науки и религии. Говорили и закусывали долго, страстно, приводили убедительные аргументы, приходили к парадоксальным выводам. Беседа шла под запись. В конце концов высокоумное ристалище расшифровали, получилась книга с провокационным названием. Только ее создатели — не те мистические всадники, они не осуждают, а рассуждают.

Стивен Фрай, автор предисловия и интеллектуал, называет четверку «мушкетерами разума» и распределяет роли. Сэм Харрис (Арамис) — нейробиолог, моралист. Дэниел Деннет (Атос) — возможно, самый известный из ныне живущих философов, специалист в области философии сознания. Ричард Докинз (д Артаньян) познакомил уже не одно поколение с эволюционной биологией и дарвинизмом. Кристофер Хитченс (Портос) был журналистом, эссеистом, полемистом, бунтарем, историком, писателем.

Григорий Кружков. «Гном Гильом и лунный котенок»: М., Октопус.

Пять увлекательных книг, которые на "Красной площади" стоит заметить

Поэт и переводчик сочинил ироничную и тонкую историю про любовь, предательство, чистую душу, добрые намерения и загадку обратной стороны Луны. И поэтому это большая литература для всех.

«Алмазы не носят алмазы, и истина не учит уроков». Человек, даже самый взрослый и ученый, не выходит из среднего школьного возраста. Это нормально, иначе невозможно по-настоящему радоваться жизни и ценить вещи не за сумму прописью. Поэтому «Маленький принц», «Ежик в тумане», «Алиса в Стране чудес» вышли за рамки детской литературы и стали большой литературой для всех. «Гном Гильом» из таких сказок.

Легендарный переводчик, замечательный поэт и просто мудрец Григорий Кружков сочинил ироничную тонкую историю про любовь, предательство, чистую душу, добрые намерения, загадку обратной стороны Луны и про много еще что. Один достойнейший гном по долгу службы охранял сокровища, мог бы ковать мечи, но к этому у него не было предрасположенности. Чтобы не привлекать внимания к кладу, гном забыл, где он спрятан. Гильом перебрался в город, смотрел на небо, изобретал затейливые устройства… А потом влюбился…

Михаил Елизаров. «Земля»: Роман. М., РЕШ.

Пять увлекательных книг, которые на "Красной площади" стоит заметить

Роман «Земля» уже в финале премии «Большая книга».

Роман «Земля» вошел в короткий список финалистов литературной премии «Большая книга». И за дело. Это действительно одна из самых сильных и неоднозначных книг года. Каждый прочтет в ней что-то свое. Для кого-то это почти традиционный роман воспитания. Герой — нормальный парень без закидонов. Развилки жизни все время предлагают выбор, но он неизменно движется в сторону кладбища. В смысле вполне прагматичном — чтобы на современном погосте зарабатывать себе на хлеб с маслом, вискарь и прочие бытовые радости. Кому-то это напомнит профессиональный «производственный роман» в духе Хейли — как там все устроено у тех, кто роет, сколачивает и плетет прощальные венки. Самый интересный слой — скорее метафизический. Почти все персонажи «Земли» — «условно живые». Они, мертвые по жизни и при жизни. Так проще, можно не париться и не брать в голову. Им кажется: и с небытием можно договориться на выгодных условиях. А героя постоянно проверяют на витальность.

Рэй Брэдбери. «Гринтаун. Мишурный город»: Пер. с англ., М., ЭКСМО.

Пять увлекательных книг, которые на "Красной площади" стоит заметить

Под этой обложкой мир детства неизвестного Брэдбери.

«Поначалу ты не читаешь книги. Нет, ты их обнюхиваешь. Я всегда думал, что если бы мне повстречался Авраам Линкольн, от него пахло бы книгой, ибо именно там я встретился с ним в первый раз. И египтяне пахли бы как книги, как книжная пыль. Наполеон со своими войсками, и Цезарь со своими. Назовите любое имя, любой народ, и ваше обоняние напомнит, какой аромат они источали в понедельник вечером…».

Неизвестный Брэдбери, мальчишка, который бежит в библиотеку и первым делом нюхает книги. Привычка для будущего писателя показательная. Мы же знаем, как в «Хрониках» пахнет Марс, испытываем наслаждение, помним терпкий вкус «Вина из одуванчиков».

Неизвестный Брэдбери, мальчишка, который бежит в библиотеку и первым делом нюхает книги

Под этой обложкой собран мир его детства в Уокигане, округ Лейк, штат Иллинойс. Самая первая публикации в местной газете, почти три десятка стихотворений, редкие семейные фотографии, впервые переведенные статьи, интервью. Самое ценное — зарисовки из жизни родного города, волшебные мгновения счастья.

Полина Лосева. «Против часовой стрелки: Что такое старение и как с ним бороться»: М., Альпина нон-фикшн.

Пять увлекательных книг, которые на "Красной площади" стоит заметить

Вечная молодость? Бессмертие? Что нам сегодня говорит наука?

В мире идет битва за anti-age. Стоит поставить такую маркировку на любую баночку-скляночку, и продажи поднимаются без усилий. Кто-то сопротивляется законам природы в тренажерном зале, кто-то в операционной, кто-то в химической лаборатории. Мудрые люди уверены, все дело в наследственности. Ученые тем временем ищут ответы, пытаясь раскрыть механизм старения и способы процесс замедлить. На самом деле человек хочет пребывать в трезвом уме и твердой памяти, как можно дольше оставаться сильным, здоровым, энергичным и с удовольствием смотреть на себя в зеркале.

Биолог и научный журналист Полина Лосева рассказывает о современных представлениях и достижениях науки геронтологии. Читаем и делаем выводы. А как там у зверей, птиц и «прочих насекомых»? «На сегодняшний день, если верить базе данных AnAge — одному из главных источников, который агрегирует данные о старении животных, — пренебрегающими старением можно назвать шесть видов животных: хвостатую амфибию Proteus anguinus (максимальная продолжительность жизни 102 года), черепах Emydoidea blandingii (77 лет) и Terrapene carolina (138 лет), алеутского морского окуня Sebastes aleutianus (205 лет), морского ежа Strongylocentrotus franciscanus (200 лет) и моллюска Arctica islandica (507 лет)».