Почему Минфин занимает, а не тратит резервы

0
69

В последнее время с разных сторон все больше предложений по поводу того, что для выхода из кризиса нужно больше бюджетных денег, а их много в Фонде национального благосостояния. В принципе звучит логично, ведь это и есть тот черный день, на случай которого копились резервы в ФНБ. Зачем же минфин предпочитает сохранить резервы, но при этом увеличивает долг? Владимир Назаров. Фото: Кирилл Каллиников/ РИА Новости Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков / Игорь ЗубковЛогику министерства легко можно проиллюстрировать на примере личных финансов. Допустим, у вас очень нестабильные доходы: вы фрилансер, заказов то много, то нет вообще. Постоянные расходы велики — семья, дети. При этом вы финансово грамотны и скопили на «черный день» сумму, которая позволит обеспечить расходы семьи на горизонте полгода. И вот у вас появилась потребность сделать большую покупку, например, улучшить жилищные условия. У вас хорошая кредитная история, и банк готов выдать кредит по невысокой ставке. Разумно ли тратить все накопления, чтобы взять как можно меньше в долг? Скорее всего, нет.

Особенно если жена планирует уйти в декрет, а у вас есть риск остаться на какое-то время без заказов, что в пандемию очень вероятно. Лучше сохранить «кубышку» на «черный день» и взять чуть больше в долг, чтобы при наступлении форс-мажора не остаться без средств к существованию.

Ровно такой же логикой руководствуется и Минфин России. Специфика «коронакризиса» поставила правительство перед неоднозначным выбором. В ходе «стандартных» кризисов основная проблема всегда состоит в потере бюджетных доходов и сокращении внутреннего спроса из-за падения цен на нефть. В рамках бюджетного правила эта проблема эффективно решается за счет использования средств ФНБ. На этот раз карантинные меры вызвали одновременно сокращение предложения и спроса, что дополнительно снизило бюджетные доходы и потребовало дополнительных мер поддержки.

В этой ситуации минфин использует ФНБ в «штатном» режиме для замещения выпадающих нефтегазовых доходов. Дополнительные же расходы, связанные с реализацией общенационального плана действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, финансируются в основном за счет заимствований. А этих расходов немало: поддержка семей с детьми и софинансирование ипотеки для многодетных семей, увеличение размеров пособий по безработице и выплат по больничному, поддержка системообразующих предприятий и наиболее пострадавших от пандемии отраслей (в первую очередь малого и среднего бизнеса в этих отраслях), дополнительные выплаты медицинским и социальным работникам и дополнительное финансирование здравоохранения.

9,1 трлн рублей в ФНБ — это «подушка безопасности» для всей страны, без нее придется сильно резать «социалку» и брать кредиты на невыгодных условиях

Такой подход минфина имеет несколько преимуществ.

Во-первых, сохраняется устойчивый долгосрочный механизм управления нефтегазовыми доходами в рамках принятых бюджетных правил. Эксперты НИФИ провели обзор широкого круга научных исследований и выявили несколько важных закономерностей в практическом применении бюджетных правил.

С одной стороны, они повышают предсказуемость и устойчивость бюджетной политики, что благоприятно сказывается на динамике важнейших макроэкономических показателей, начиная с темпов долгосрочного экономического роста и заканчивая процентной ставкой, которую государство платит по своим обязательствам (тому, у кого с финансами все в порядке, охотнее дают в долг). С другой стороны, положительные эффекты бюджетных правил в большей степени проявляются в тех случаях, когда правительства стран устанавливают сравнительно более строгие ограничения и, что самое важное, не допускают их нарушения. Иными словами, в долгую бюджетные правила, если их не нарушать, являются важным инструментом по созданию доверия к государству, к его способности выполнять свои обязательства, что, в свою очередь, позитивно влияет на экономический рост.

Во-вторых, в условиях неопределенности, которую создал «коронакризис», рост государственных расходов за счет государственных заимствований обеспечивает идеальный баланс интересов населения, предприятий, финансового сектора и бюджета. Предприятиям страшно брать кредиты, а банкам страшно их давать. Зато банки с удовольствием дадут в долг государству, которое затем через расходы бюджета «впрыснет» деньги в экономику. При низком уровне долга доверие к государству велико, альтернативных направлений инвестирования мало, и в результате банки кредитуют бюджет по исторически минимальным ставкам. По мере нормализации ситуации банки легко смогут получить дополнительную ликвидность под залог государственного долга и направить эти средства на кредитование экономики.

В-третьих, несмотря на заявления руководителей мировых финансовых центров о том, что ультрамягкая денежно-кредитная политика продлится долго, очевидно, что она не может продлиться вечно. Уже на горизонте трех лет есть вероятность начала цикла роста процентных ставок. В какой-то момент этот цикл может совпасть с очередным падением цен на нефть (в недавней истории такое случалось не раз). Если потратить все резервы сейчас, то в будущем придется занимать в гораздо менее благоприятных условиях и «резать расходы по живому».

В итоге получаем, что как в личных финансах, так и в государственных «заначка на черный день» вещь полезная, не надо стараться от нее избавиться при первой возможности. Финансовая дисциплина — залог финансового здоровья.