Почему России не хватает своих фруктов

0
60

За последние пять лет производство фруктов и ягод в России выросло почти вдвое. Но этого мало, чтобы закрыть потребности россиян даже наполовину. Чтобы накормить население своими фруктами, нужно сделать более доступными для фермеров меры господдержки, найти несколько десятков тысяч рабочих рук и снизить себестоимость производства. Российскими яблоками можно накормить весь мир, но пока их не хватает даже нам. Фото: Gettyimages По прогнозу минсельхоза, в этом году плодов и ягод в промышленном секторе будет выращено рекордных 1,5 млн тонн (плюс 200 тыс. тонн к прошлому году). А к 2025 году сбор превысит 2,2 млн тонн, рассказали "РГ" в ведомстве. Сейчас собственных фруктов и ягод мы выращиваем только чуть больше 40% от потребности, а Доктриной продовольственной безопасности предусмотрен показатель в 60%. Для этого разработана "дорожная карта", ранее сообщал министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев.

Государство возмещает садоводам часть затрат на закладку и уход за многолетними плодовыми и ягодными насаждениями, предоставляет льготные инвестиционные и "короткие" кредиты (под 1-5%), компенсирует прямые затраты на строительство и модернизацию предприятий. Стремительнее всего растут яблоневые сады — по 250 тыс. тонн каждый год. Пять лет назад у нас было только 500 тыс. тонн своих яблок, из которых только 40% были хорошего качества. А в этом году ожидается урожай в 1,2 млн тонн, из них на "техническое" яблоко отбраковывается лишь 20%, говорит президент Ассоциации садоводов России Игорь Муханин. Но чтобы закрыть 60% потребности россиян в яблоках, нужно выращивать чуть больше 2 млн тонн. Если сохранить существующие меры поддержки, достичь этих объемов реально за четыре года, считает Муханин. А если увеличить потребление до европейских норм (с 60 до 100 кг), тогда потребуется 4 млн тонн яблок.

Своими яблоками мы можем не только обеспечить себя, но и стать одним из крупнейших экспортеров, как по зерну, уверен Игорь Муханин. Российское яблоко экологические чистое. Обработку химией оно проходит всего 10 раз за сезон, а в Европе — 30-35 раз. Кроме того, наши сады закладываются на новых, "неубитых" землях. У нас отличный чернозем и вода. Таких природных условий нет нигде, считает эксперт.

Помимо яблок, за последние три года примерно в 1,5 раза вырос урожай ягод, добавляет генеральный директор Ягодного союза и агентства Fruit Ирина Козий. По ее оценке, производство ягод можно увеличить еще в три раза за 10 лет до 50 тыс. тонн в год, что как раз закроет 60% потребности. Большие перспективы есть у косточковых фруктов — слив, вишни, черешни, а также груш и столового винограда.

Но сейчас большая часть господдержки достается крупным предприятиям. Малым хозяйствам получить финансовую поддержку сложно. А именно они могут выращивать фрукты и ягоды эффективнее и во многих развитых странах составляют основу отрасли садоводства, говорит Козий.

Кроме того, дорого обходится госрегистрация средств защиты растений, есть проблемы с поставками качественного посадочного материала, ввозом оборудования. Также нужно решить вопрос с кадрами. Из-за сложностей с привлечением сезонных рабочих в связи с ограничениями , по оценке Игоря Муханина, в прошлом году несобранным осталось около 30% урожая.

Сейчас около половины всех фруктов, которые потребляют россияне, приходится на бананы и цитрусовые, а они в нашей стране не растут 

По подсчетам Козий, сейчас половина потребления приходится на бананы и цитрусовые, которые в нашей стране не растут. Но не потому, что нам хочется экзотики, а потому что они стоят дешево. С 2014 по 2019 год доли бананов и цитрусовых, почти не попавших под контрсанкционные ограничения, увеличивались за счет сокращения доли яблок и других более дорогих фруктов.

Чтобы "отучить" россиян от них, нужно не просто наращивать объем производства своих фруктов, но снижать себестоимость, а также улучшать качество. Сейчас около 0,9-1 млн тонн фруктов, выращиваемых в России, уходит в переработку (зачастую из-за некондиции), а в свежем виде продается только около 750-800 тыс. тонн. При объеме российского рынка около 6,5 млн тонн это пока менее 15%, подсчитывает Козий.