Почему украинский министр увидел руку Кремля в европейских побочных эффектах

0
13

В среду на Украине был установлен очередной антирекорд: коронавирусом заразились без малого 12 тысяч человек, 289 умерли. Таких цифр в стране еще не было, и ситуация ухудшается с каждым днем. Однако пандемическая реальность мало заботит власти. Актеры украинского комедийного шоу упражняются в остроумии по поводу "Спутника V": "Привился российской вакциной - получи банан". Это единственное "утешение", которое украинское здравоохранение может в реальности предложить жителям Незалежной для защиты от коронавируса. Фото: vesti.ru Они больше озабочены созданием телекартинки успешной вакцинации, и винят "руку Кремля" в смертельных побочных эффектах вакцины AstraZeneca, индийской репликой которой заставляют прививаться украинцев. Так, министр культуры и информационной политики Александр Ткаченко заявил, что все сообщениях о случаях тромбоза после прививки AstraZeneca — это слухи, и появление дискредитирующей вакцину информации в ведущих европейских СМИ "лоббируется Россией".

Не спешите уличать Ткаченко в глупости, которой только и можно объяснить обвинения в продажности по адресу европейской прессы, медиков и чиновников. Как многолетний гендиректор медиахолдинга олигарха Коломойского, о лжи, манипуляциях и продажности этот деятель, немало поспособствовавший госперевороту и началу гражданской войны, действительно знает немало. Просто ведущий украинцев с майдана в Европу персонаж судит о европейцах и реалиях ЕС по себе. Потому, вероятно, и заведует при Зеленском информационной политикой, заменившей на Украине впавшую в ничтожество и второстепенность культуру. Да и само заявление прозвучало как анонс создания некоего центра "противодействия дезинформации", который Ткаченко намерен лично курировать и распределять бюджеты.

Получается, что украинский министр искренне хотел помочь европейцам своим пиаром, но, кажется, сильно переоценивает его, да и свою эффективность даже на родине. Как следует из опроса киевского Центра Разумкова, только 12 процентов украинцев хоть сегодня готовы привиться рекламируемой Ткаченко вакциной, а больше половины не собираются этого делать в принципе. Еще бы, ведь даже главный санитарный врач страны, так увлеченно оборонявший Украину от ввоза "Спутник V", и привившийся индийской CoviShield (которую на Украине упрямо продолжают называть AstraZeneca), через неделю диагностировал у себя коронавирус, и публично о том сообщил. Такой антирекламы не придумает никакая "российская пропаганда". Здесь сколько телеканалов ни закрой, сколько партий ни запрети, а все мало.

Беда украинцев в том, что ими продолжают управлять идейные "майданщики" — люди агрессивные, не умные. И эти майданщики готовы уничтожать противников информационно, а иногда и физически.

Главврач Украины Виктор Ляшко привился индийской CoviShield, а через неделю публично признал, что заболел коронавирусом. Фото: vesti.ru

Поэтому Украина постепенно и исчезает из мировой политической повестки и экономики, а сами украинцы, если верить Институту демографии и социальных исследований, умирают как никогда до этого. Потому что не вооруженная толпа, а "воины света", не гражданская война, а "российская агрессия", не референдум, а "аннексия", не профессиональный лжец, а "министр информационной политики", и не актер-любитель, а "его превосходительство президент Украины".

Вакцины от этого психического и смертельного заболевания кроме свободы слова еще не придумано, да и буйные при власти — вроде Ткаченко — сопротивляются.

Бредовые заявления министра культуры Украины Александра Ткаченко о "Спутнике V" демонстрируют, каких персонажей привел во власть госпереворот. Фото: vesti.ruВзгляд из Германии

Александр Рар, немецкий политолог:

— Заявления украинского министра о якобы "происках России" в отношении вакцины AstraZeneca никто всерьез в Германии да и в целом в Европе не воспринимает. Все понимают, что это была попытка очередной провокации в адрес Москвы. Я уверен, что в истории с AstraZeneca не может быть и речи о какой-то спланированной кампании. Думаю, мы имеем дело со стихийной паникой, охватившей правительства многих стран после сообщений о единичных случаях тромбоэмболии. Пока специалисты выясняют, есть ли между ними и вакцинацией прямая причинно-следственная связь (пока она не доказана), политиками движет понятный страх совершить ошибку, допустить, не дай бог, новые смерти. Лично я надеюсь, что репутация вакцины AstraZeneca, которая до этого прошла все проверки, все же будет восстановлена. Но на фоне таких серьезных проблем тем более важно, чтобы европейцы получили доступ к "Спутнику V". Против российской вакцины уже звучат голоса из США, и они, к сожалению, куда весомее, чем высказывания украинских властей. Америка не готова так просто делить европейский рынок со "Спутником V" и, несомненно, постарается не допустить туда Россию. Очевидно, что конкурентная борьба будет идти через пропаганду. Здесь ровно та же ситуация, что и с российским газом. Примерный тренд можно понять по свежей публикации, которая вышла в немецкой Die Welt. Газета пугает, что Европе грозит новая "зависимость от России", якобы мечтающей подчинить себе европейцев через "Спутник V".

Но я думаю, что, несмотря на политическое давление, Европа будет достаточно автономно принимать решение, ведь на кону — спасение жизни людей. И для большинства стран это главный приоритет. Венгрия и Словакия, где остро не хватает доз, предоставленных по квоте из Брюсселя, уже получили первую партию "Спутника V". Власти Чехии обратились к Москве с просьбой рассмотреть возможность таких поставок. Германия, Италия, Франция тоже возлагают большие надежды на "Спутник V", который сможет закрыть серьезные пробелы с вакциной. Я знаю многих немцев, которые специально приезжают в Россию, чтобы сделать прививку. Но в Берлине на официальном уровне дожидаются окончания проверки "Спутника V" европейским регулятором. Я считаю это правильным, ведь в интересах самой российской стороны не дать недоброжелателям никаких поводов для спекуляций. А все данные российских ученых — на столе, они открыты. Есть публикации в журнале The Lancet. Аргументы, будто Москва что-то скрывает, уже не действуют. И я не вижу никаких объективных препятствий для того, чтобы российский препарат получил сертификацию в ЕС. В этом случае его можно будет не только закупать, но даже производить в европейских странах. Конечно, есть отдельный лагерь, куда входят Польша, прибалтийские республики. Они занимают ту же позицию, что и Украина, — мол, вакцинацию "Спутником V" ни в коем случае нельзя допустить, она противоречит национальным интересам, и все в таком духе. Но я все же не думаю, что на общеевропейском уровне победит идеология. Слишком высоки ставки. Вряд ли геополитика сможет остановить "Спутник V".

Еще один важный аспект — введет ли ЕС так называемые "ковид-паспорта", какие вакцины дадут право въезда иностранным туристам и будет ли прививка в принципе обязательной для путешествий. Если "Спутник V" получит сертификацию Европейского агентства лекарственных средств, то у россиян не должно возникнуть проблем. Но сама проблема гораздо шире. Она затрагивает философские, моральные, правовые вопросы. Пока в Европе нет даже законодательной базы, чтобы увязать свободу передвижения с наличием или отсутствием прививок. Если такие законы все же примут, это будет беспрецедентная ситуация. С другой стороны, весь последний год мы живем в экстраординарных условиях ограничения прав и свобод, которые прежде считались в Европе незыблемыми столпами. Я не исключаю, что в конце концов частные предприятия — владельцы кафе, театров, кино, отелей, авиакомпаний и так далее — смогут устанавливать свои правила и вводить ограничения на свое усмотрение. И даже если формализованные "ковид-паспорта" не появятся, все равно путешественникам придется предъявлять какие-то сертификаты, отметки в документах или справки, сохраненные в мобильном телефоне. Думаю, мы к этому идем.

Подготовила Екатерина Забродина

Болеть или привиться Текст: Ирина Невинная В четверг Европейское агентство лекарственных средств (EMA) проведет экстренное совещание по ситуации с вакциной AstraZeneca (AZ). Массовый отказ стран от проведения прививок на фоне роста заболеваемости — большая проблема. Тем более в ЕС делали ставку именно на этот препарат. Без него прививать, по большому счету, пока нечем. В результате очередная «волна» может «долететь» и до России или, по крайней мере, заставит отсрочить открытие границ и возвращение к обычной жизни.

Теперь ЕС придется решать — отказываться от вакцинации этим препаратом вовсе или, если расследование подтвердит, что случаи тромбоза были случайными, снова возобновлять прививки. Пока в EMA упирают на то, что количество осложнений невелико по сравнению с числом привитых, оно примерно такое же, как и в популяции в целом. Сложно исключить, что все пострадавшие не имели проблем со свертываемостью крови до прививки. Поэтому и нужно расследование. Пока же в ЕМА говорят, что преимущества от вакцинации превышают риски.

В свою очередь в самой компании AstraZeneca сообщили, что постоянно следят за практикой применения вакцины, «сообщая о подобных случаях в интересах безопасности» и контролируют весь производственный цикл с участием независимых лабораторий.

В России пристально следят за происходящим в Европе. Заболеваемость там растет, поэтому, возможно, придется отсрочить открытие границ. Кроме того, негатив по поводу любой вакцины, вне зависимости от того, кто ее разработал и производит, бьет и по остальным препаратам: большинству людей не важны детали, они просто начинают бояться и отказываются от всех прививок. Наконец, есть еще один повод внимательно отнестись к расследованию ЕМА. Ведь разработчики российского «Спутника V» в НИЦ имени Гамалеи сотрудничают с AstraZeneca над созданием комбинированной вакцины. «Случаи поствакцинальных осложнений отмечались не только после прививки вакциной AstraZeneca, но и Pfizer, от этого не застрахован ни один новый препарат, — сказал «РГ» эксперт в области разработки вакцин. — Выбор аденовирусной платформы — это, в принципе, хорошее решение. Но тут есть проблема — если человек ранее встречался с аденовирусной инфекцией и имеет к ней антитела, возможна негативная реакция на введение векторной вакцины. В случае со «Спутником V» его разработчики учли этот момент, сделав вакцину двухкомпонентной — использовали два разных штамма аденовируса, причем первым вводится компонент с редко встречающимся штаммом, чтобы шансы, что у человека есть к нему антитела, были минимальны. Однокомпонентные векторные аденовирусные вакцины в этом отношении проигрывают». В частности, по эффективности. Эксперт также отметил, что воздействие аденовируса шимпанзе ( на нем основана вакцина AZ) на человеческий организм мало изучено. Но, с другой стороны, все вакцины против COVID-19 на сегодняшний день исследовались на людях менее года, поэтому об отсроченных осложнениях, а их тоже нельзя исключить, станет известно много позже.

Одним словом, сейчас специалисты кладут на одну чашу весов риск от вакцинации, а на другую — человеческие и экономические потери от продолжающейся пандемии. Если ЕМА в итоге решит приостановить применение оксфордской вакцины, Евросоюзу придется, по-видимому, срочно заменять препарат. «Возможно, лояльнее отнесутся к регистрации нашего «Спутника», но, может, подумают о китайских вакцинах», — считает специалист.

«У нас ситуация намного спокойнее, чем в Европе, в городах, как показывает наше исследование, антитела к коронавирусу имеет уже 70-80% населения, по крайней мере, в Москве, Подмосковье, Поволжье, — рассказал «РГ» глава лаборатории ДНКОМ Андрей Исаев. — Но от вакцинации отказываться, конечно, глупо. Когда прививки получают десятки миллионов людей, проявления осложнений все равно будут — это неизбежно. Но от того же тромбоза люди ежедневно страдают и без вакцинации. Это сравнимо с риском попасть в авиакатастрофу или разбиться на машине — все боятся летать, но на земле в авариях страдает несопоставимо больше народу».

Расследовать случаи возможных осложнений после прививки необходимо, но вообще отказываться от вакцинации нельзя 

В ВОЗ, кстати, тоже вчера отметили, что тромбоз — это третье по распространенности заболевание из ряда сердечно-сосудистых. Известно немало препаратов, например, женские контрацептивы, которые увеличивают риск тромбообразования — врачи это знают и учитывают, назначая такие лекарства пациенткам.

Еще год назад, на старте разработки вакцин профессионалам были очевидны многие риски, ученые спорили о плюсах и минусах, достоинствах и недостатках разных типов вакцин — старых, проверенных, и новых, высокотехнологичных. Похоже, сейчас этот спор возобновится с новой силой. «Новые платформы, те же мРНК и векторные технологии ранее использовались при разработке некоторых лекарственных препаратов, в частности, предназначенных для лечения онкологических заболеваний, но применительно к вакцинам такого опыта на сегодняшний день почти нет, — сказал «РГ» глава Центра генетики и репродуктивной медицины Genetico Артур Исаев. — Требования к профилю безопасности вакцин намного выше по сравнению, к примеру, с теми же противораковыми препаратами. И это понятно, потому что профилактические препараты для защиты от инфекций применяют у миллионов здоровых людей, которые, вполне возможно, никогда с этим инфекционным агентом не встретятся и не заболеют. Поэтому и клинические исследования в отношении вакцин в обычной жизни продолжаются долго, несколько лет. Каждая платформа имеет свои достоинства и отрицательные стороны. Поэтому ученые продолжают искать варианты, которые бы обеспечили максимально возможную безопасность вакцинных препаратов. По моему мнению, перспективны рекомбинантные вакцины — в нашем центре идет такая разработка».