Ректор Бауманки Анатолий Александров: Интуиция работает, когда есть знания

0
98

Что такое «лаборатория на чипе»? Как в школьнике разглядеть будущего конструктора? Что важнее для инженера — интуиция или точные расчеты? На вопросы «Российской газеты» ответил ректор МГТУ им. Баумана профессор Анатолий Александров. Заглянуть в космос студенты Бауманки могут прямо между лекциями. Фото: Сергей Михеев Анатолий Александрович, в Бауманке что ни кафедра, то легендарное имя: Андрей Туполев, Сергей Королев, Владимир Челомей, Владимир Бармин… Половина Совета генконструкторов были выпускниками Бауманки. А одиннадцать бауманцев стали космонавтами. В прошлом году пятая часть от всего набора пришла в Бауманку на космические специальности. Космос по-прежнему манит?

Анатолий Александров: Конечно, манит. Интерес не уменьшается. Но профессия космонавта стала более обыденной. Это больше не экзотика, как когда-то, шестьдесят с лишним лет назад. Сегодня это работа. Очень сложная, наукоемкая, опасна работа. Но это именно то, ради чего мы и трудились все эти долгие годы. Сегодня у нас масса специальностей и кафедр, которые занимаются космической отраслью. Это и системы управления летательными аппаратами, и системы жизнеобеспечения, и математика с физикой.

Конкурс?..

Анатолий Александров: Конкурс высокий, хороший проходной балл — 260+. Однако рекорды бьют направления, связанные с информационными технологиями. Сегодня это тренд.

Знаю, что на пике спроса была "Бизнес-информатика" — 56 человек на место. Какой прогноз на это лето?

Анатолий Александров: Самые высокие конкурсы будут, конечно же, на все, что связано с информационными системами. Это и чистое программирование, и системотехника, и та же бизнес-информатика. В среднем конкурс на ИТ-специальности доходит до 25 человек. Большим спросом пользуются робототехника, новые материалы. Цифровое материаловедение — вообще завтрашний день: своими руками создавать не существующие раньше материалы с заранее заданными свойствами. Фантастика!

А какое направление в Бауманке самое сложное?

Анатолий Александров: Инженер-разработчик. Это не просто эксплуатация, а разработка новых систем, новых изделий. Знаний нужно столько, чтобы иметь возможность и право принять решение, нести ответственность за изделие до самого конца срока его службы. Учиться на этих специальностях очень тяжело, но спрос есть, и немалый.

Понятно, что вы ждете самых сильных абитуриентов. Ожидания оправдываются?

Анатолий Александров: Да. Приходят очень хорошо подготовленные ребята. Еще лет десять назад мы переживали за набор и за его качество: средний балл ЕГЭ абитуриентов был не выше 70. Последние годы все идет по нарастающей, абитуриенты мотивированные, интерес к инженерным специальностям очень высокий, особенно к тому, что связано с космонавтикой, машиностроением, новыми технологиями, интеллектуальными системами. А средний балл поступающих — 84.

Полет по льду

Кванториумы, технопарки — куда податься школьнику, чтобы раскрыть инженерные способности?

Анатолий Александров: Сегодня множество форматов для того, чтобы проявился интерес к инженерным специальностям: от технопарков до олимпиад. Надо пробовать себя. Собрать робота, пусть не из самого крутого конструктора, но своего, отправить на конкурс. Скажем, принять участие в "Большой перемене". Мы сотрудничаем с ними и следим за ребятами из направления "Создавай будущее!".

Особое значение имеют инженерные олимпиады, например, как у нас в Бауманке "Шаг в будущее". Ребята в этой олимпиаде участвуют несколько лет. Создают проекты и даже получают патенты на свои изобретения! За 2-3 года некоторые выходят на такой уровень, что мы видим: это наши. Даже если у них будут трудности с математикой или физикой, — поможем, подтянем. Главное здесь — "искра", без нее никуда.

Школьник стал хорошим студентом, но как не проглядеть или не погасить в нем эту искру?

Анатолий Александров: Его надо заинтересовать. Как? Мы уже почти 190 лет учим через практику, а это значит, что студенты участвуют в реальных разработках вместе со старшими коллегами. В таком совместном творчестве проявляются лучшие качества. За последние десять лет в Бауманке появилось 22 инженерных центра, где обучение идет на стыке наук. И вот там-то рождаются мега-проекты.

Мы сделали фильтры, которые позволяют бороться с сепсисом — и это уже вошло в программу ОМС и спасает десятки жизней. Учимся бороться с раком через специальные лекарства, которые доставляются в организме прямо "по адресу", к больному месту.

Лаборатория на чипе — слышали о таком? Технология, которая позволяет изучать все параметры состояния человека, получить "портрет здоровья", чтобы знать, где зоны риска, что подлечить и т. д. Вчера еще это было фантастикой, сегодня — жизнь.

Быть причастным к такого рода проектам — уже большой шаг в профессию?

Анатолий Александров: Поэтому и ребят, которые стали заниматься наукой, прибавилось. Когда я только начинал работать ректором, лаборатории стояли пустыми: зарплаты маленькие, работы интересной нет, молодежь уходила в бизнес. Сегодня лаборатории ожили. И вообще у нас 80 процентов молодежи в вузовской науке — до 30 лет. Наша большая победа. Залог того, что завтрашний день будет успешным, и никому из студентов дорога в науку не закрыта. Каждый сможет проявить себя. Главное — создать условия, а таланты подтянутся.

В МГТУ придумали, как сажать самолеты на лед. Разработка уже ушла "в жизнь"?

Анатолий Александров: У нас есть поручение президента — участвовать в Арктической программе. Одно из ее направлений — создание так называемых аэродромов "подскока" либо обычных посадочных полос в условиях вечной мерзлоты. Мы модифицируем лед, вживляем туда сетку из композитов либо подобных материалов. Получается очень устойчивая, надежная площадка. Более того, ее можно очень быстро привести в порядок, отремонтировать. Такие площадки уже действуют, и мы прорабатываем технологии, чтобы использовать их по всей арктической зоне.

Как слышно? Прием!

Сколько времени проходит между получением диплома и устройством выпускника Бауманки на работу?

Анатолий Александров: Нисколько. Наши ребята уже курса после третьего, как правило, начинают подрабатывать. Кто-то — здесь в лабораториях в университете, кто-то — на предприятиях. При этом есть еще и пять отраслевых факультетов — наше ноу-хау. Эти факультеты работают, например, в НПО "Энергия", НПО "Машиностроение". Наши профессора приезжают туда читать лекции, а ребята проходят нон-стоп практику. Предприятие становится родным. И у них уже не стоит вопрос, куда идти работать, они уже на своем месте. Да и в целом по вузу практически не бывает неустроенных выпускников. Когда студент толковый, он находит себя очень быстро: и в вузе, и на работе.

На низком старте приемная кампания. Молодежь сегодня требовательная — что нового предложите, чтобы не упустить лучших?

Анатолий Александров: Мы предлагаем более 500 программ обучения по разным направлениям. Они позволяют приобрести квалификации и знания настолько широкие, что ребята могут быть готовыми к любому повороту событий. Ведь вокруг нас все очень быстро меняется. Мы сегодня разрабатываем лаборатории, которые войдут в строй через 2,5 года, и прекрасно понимаем: буквально через год уже нужно будет менять оборудование.

Авиаконструктор Андрей Туполев легко мог нарисовать крыло самолета "от руки" и показать на нем, где ошибка в расчетах 

И мы еще не знаем, какие новые специальности будут. Но работаем, например, над программой обучения "Операторы квантовых вычислений": необходимость в таких специалистах может появиться уже завтра.

Есть поручение президента — "прошить" все учебные программы знаниями по искусственному интеллекту. Это и определяет завтрашний день. Важно, чтобы появлялось все больше вооруженных цифрой специалистов по разным направлениям. Разработчик ракетных или атомных двигателей должен владеть физикой процесса и уметь составить алгоритмы, код программы для того, чтобы ему с этим физическим явлением можно было работать.

Какие качества важны для будущего конструктора?

Анатолий Александров: Известно, что, например, авиаконструктор Андрей Туполев легко мог нарисовать крыло самолета "от руки" и показать на нем, где ошибка в расчетах, из-за которых самолет не выходит на нужные параметры. И это было "в яблочко". А кораблестроитель академик Алексей Крылов пальцем чертил силуэт корабля и никогда не ошибался. Говорят, они "спинным мозгом" чувствовали, где ошибка. Интуитивно. Гении? Бесспорно. Но все же интуиция работает, когда есть очень много знаний, на которые можно опереться. А если их нет, интуиция вряд ли появится.