Россия задала ЕС девять вопросов об обвинениях в ситуации с Навальным

0
11

Постоянное представительство России при Евросоюзе в минувший вторник распространило перечень вопросов о ситуации вокруг якобы имевшего место отравления блогера Алексея Навального. Эти вопросы российская дипмиссия адресовала широкой европейской общественности, чиновникам Евросоюза, а также членам Европарламента, где намечаются дебаты по этому резонансному делу, уже осложнившему отношения Москвы и Берлина. Логично предположить, что реакция должна последовать не только из Брюсселя, но и из Гааги, где находится штаб-квартира Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). В эту структуру, как утверждают власти ФРГ, были переданы некие материалы по делу Навального.  Фото: iStock Всего на сайте постпредства РФ при ЕС сформулированы девять вопросов. «Не являясь экспертами в области токсикологии, мы все же считаем необходимым привлечь ваше внимание к многочисленным нестыковкам в этом деле», — отмечают российские дипломаты в Брюсселе и спрашивают: «Есть ли хоть какой-то рациональный смысл для российских властей в отравлении Алексея Навального боевым нервно-паралитическим веществом, подпадающим под Конвенцию о запрещении химического оружия, в российском городе с населением в полмиллиона человек, чтобы затем приложить максимальные усилия для его спасения и отправки на лечение в Германию, чтобы там этот «Новичок» был выявлен?»

Спрашивается и о том, «какой смысл российским властям травить Навального, принимая во внимание, что уровень его популярности едва ли достигает 2%, согласно проведенному в июле опросу Левада-центра — независимой неправительственной социологической организации (которая имеет в России статус иностранного агента, — прим. «РГ».)».

«Почему власти Германии проявляют такое сопротивление в ответ на просьбу предоставить компетентным органам Российской Федерации результаты токсикологических анализов, проведенных в специализированной лаборатории Вооруженных сил Германии, или просто опубликовать их, если Берлин настолько уверен, что господин Навальный был отравлен?» — задаются вопросом в миссии, напоминая, что официальный запрос Генпрокуратуры РФ был направлен руководству ФРГ еще 27 августа и на него после многочисленных проволочек германские власти ответили полным отказом, сославшись на «конфиденциальность информации». Заметим, что именно нежеланием раскрывать перед Москвой некие секретные возможности лабораторий Бундесвера, где в биоматериалах Алексея Навального якобы был выявлен яд, Берлин аргументирует нежелание сотрудничать с российской стороной.

Отдельный блок вопросов постпредства России при ЕС касается улик «отравления». Как обратили внимание наши дипломаты в своем четвертом вопросе, требуя от России «тщательного и прозрачного расследования», западные политики повторяют, что «все улики находятся где-то в Сибири». «Тогда является ли совпадением, что некоторые лица, сопровождавшие Навального в ходе его поездки в Сибирь, быстро покинули Россию и вылетели в Германию сразу после инцидента?», — спрашивают в миссии.

В распространенном списке задаются вопросы о причинах, по которым «немецкие доктора больницы Charite уклоняются от профессионального диалога с российскими коллегами», и отказом Германии от создания совместной независимой врачебной группы для изучения клинического случая Навального. В нашем постпредстве напомнили, что «только в США выдано более 150 патентов на боевые отравляющие вещества», и в связи с этим поинтересовались: «Почему [Запад] постоянно заявляет, что только СССР и Россия вели разработку нервно-паралитических веществ, относящихся к группе «Новичок», забывая, что на протяжении многих лет специалисты государств НАТО создавали и совершенствовали вещества этой группы?»

В восьмом вопросе российские дипломаты обратили внимание на бутылку воды, на которой, по утверждениям Германии, были найдены следы яда: «Ни одна камера наблюдения не зафиксировала, как Навальный пил из подобной бутылки в аэропорту Томска [перед вылетом]. Если же он пил воду из этой бутылки ранее или на борту самолета, каким образом эта бутылка попала в Берлин?» Наконец, возглавляемая постпредом РФ в ЕС Владимиром Чижовым дипмиссия поинтересовалась и тем, почему «ни один немецкий токсиколог, ни военный, ни гражданский, ни врачи Charite не выступили с профессиональным заключением об этом случае, что было сделано со стороны врачей в Омске». При этом дипломаты привлекли внимание к тому факту, что любые ссылки на необходимость согласия пациента на разглашение его медицинских данных не стыкуются с политическими заявлениями, которые были сделаны, пока он оставался в коме.