Татьяна Москалькова: Людям не поможешь, «отбывая номер»

0
50

У Уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой 30 мая день рождения. Накануне она рассказала «РГ», как защищать права человека во время пандемии коронавируса, быть одновременно и генералом, и философом, помогать освобождать Бутину и Вышинского, не строить дачу даже на 20 см больше положенного и избегать рисков профессионального выгорания.

Татьяна Москалькова: Людям не поможешь, "отбывая номер"

Самая актуальная тема сегодня — пандемия коронавируса. Вам пришлось заниматься и вопросами снабжения масками, и допуском по просьбе Нюты Федермессер, волонтеров в психоневрологические интернаты и передачей масок и лекарств в Киево-Печерскую лавру. Какие главные достижения и упущения в деле помощи гражданам и защиты их прав во времена пандемии?

Татьяна Москалькова: Исполняя распоряжение президента, большинство наших сотрудников работают на удаленном доступе. Поэтому с 27 марта в нашем аппарате в круглосуточном режиме была запущена «горячая линия», на которую поступило около полутора тысяч звонков. Первоначально люди в основном жаловались на отсутствие в аптеках масок и дезинфицирующих средств и на сложности в сдаче теста на коронавирусную инфекцию и завышенную стоимость этой услуги.

В последующем обращения больше касались вопросов реализации трудовых прав, выплат дополнительных компенсационных гарантий, выезда граждан из-за рубежа, условий содержания в местах принудительного содержания, применения ограничительных мер.

Медицинские работники обращались с проблемой негарантированности повышения зарплаты в виде доплат к заработной плате в связи с участием в борьбе с коронавирусом. Были вопросы по поводу нарушения трудовых прав, выезда иностранных и российских граждан с территории России и многие другие. (Подробно с характером обращений можно ознакомиться на нашем сайте).

Конечно, в таких экстремальных условиях мы старались как можно оперативнее помочь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Например, к нам обратились более 500 сотрудников предприятия в поселке Умет Зубово-Полянского района Республики Мордовия, которых работодатель вынудил написать добровольный отказ от выходных и согласиться продолжить работу на производстве. Я обратилась к председателю правительства Российской Федерации М.В. Мишустину и первому заместителю Генерального прокурора Российской Федерации А.Э. Буксману. В результате после прокурорской проверки фабрика приостановила работу, а персонал распустили по домам с сохранением заработной платы.

Более 500 сотрудников фабрики поселка Умет Зубово-Полянского района Мордовии работодатель вынудил написать добровольный отказ от выходных. После прокурорской проверки фабрика приостановила работу, а людей распустили по домам с сохранением зарплаты

Еще один пример: пять тысяч вахтовиков, работников нефтегазового месторождения Чаяндинское, которых не отпускали домой, оказались в антисанитарных условиях без средств защиты. Мною было направлено обращение в адрес Уполномоченного по правам человека в Республике Саха (Якутия), которая выяснила обстановку и обратилась в компетентные органы Республики Саха (Якутия). Я обратилась к председателю правительства Российской Федерации М.В. Мишустину, к полномочному представителю Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Ю.П. Трутневу и к председателю Правления ПАО «Газпром» А.Б. Миллеру. В итоге в мае начался масштабный вывоз вахтовиков с Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения с последующим размещением в обсерваторах в Республике Башкирия. Всего было вывезено более 2400 человек.

В министерство внутренних дел мы направляли обращения с просьбой предоставить иностранным гражданам право обратиться за продлением срока пребывания на территории России после снятия ограничительных мер и воздержаться от применения в отношении указанных иностранных граждан мер государственного принуждения за нарушения режима пребывания на территории России.

После обращения к Уполномоченному Омбудсману Азербайджанской Республики г-же Алиевой удалось помочь гражданам Азербайджанской Республики вернуться домой через пункт пропуска Яраг-Казмаляр.

Ваша биография и личность соединяют в себе полярный, противоположный опыт. Вы и юрист с докторской степенью, и философ, и законотворец. Но и человек из сферы МВД в звании генерал-майора милиции, правда, специализирующийся при этом на помиловании, а сейчас и вовсе на защите прав и свобод человека. Не «разрывает» ли вас столь разный опыт в биографии?

Татьяна Москалькова: Напротив, опыт, который я получала на разных этапах своего жизненного пути, никак нельзя назвать «полярным» или «противоположным». Каждый дополнял предыдущий и, как я теперь понимаю, готовил меня к той работе по защите прав и свобод человека, которой я сейчас занимаюсь.

Моя научная работа была посвящена защите прав человека в уголовном процессе. Практическое законотворчество в МВД и Госдуме позволили участвовать в разработке новых норм, обеспечивающих повышение гарантий прав человека, но уже не только в уголовном процессе, а и в других сферах деятельности. Работа же в Отделе по вопросам помилования помогла соприкоснуться и как бы прочувствовать судьбы людей, оказавшихся в местах лишения свободы.

Кандидатская диссертация — я над ней работала семь лет и защитила в 1988 году — была посвящена теме «Уважение чести и достоинства личности как принцип советского уголовного процесса». Докторская, завершенная почти десять лет спустя, была посвящена нравственным основам уголовного процесса.

В МВД я была одним из разработчиков законов «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», последнего Уголовно-процессуального кодекса РФ и, в частности, его разделов, посвященных принципам этой области права, и реабилитации невиновно пострадавших в результате следственной или судебной ошибки. Я старалась внести свою, пусть маленькую лепту в развитие научной и практической школы, основанной моими учителями-гуманистами.

Поэтому позволю надеяться на понимание моего жизненного пути как процесса последовательного накопления опыта по оказанию профессиональной помощи человеку. Мне кажется, что кое-чего удалось на нем достичь, хотя, конечно, хотелось бы большего.

К чему вас привела долгая работа в комиссии по помилованию в Президиуме ВС РСФСР? Какие истории запомнились?

Татьяна Москалькова: Я занималась вопросами помилований практически 10 лет, с 1974 по 1984 год. Чему научила эта работа? В первую очередь, я смогла увидеть жизнь «с изнанки». Прочувствовать и убедиться в том, что вековая народная мудрость «от сумы и от тюрьмы не зарекайся» и в современном мире постоянно пополняется новыми случаями роковых стечений обстоятельств, судебно-следственных ошибок, человеческой слабости, которые могут в одночасье сломать судьбу, разрушить всё, что годами, а то и десятилетиями, строилось по кирпичику, собиралось по крупиночкам. А еще поняла, что существует «закон справедливости»: за причинение зла другому человеку или сообществу людей непременно приходит воздаяние.

Я смогла увидеть жизнь «с изнанки». Вековая мудрость «от сумы и от тюрьмы не зарекайся» и в современном мире жива стечением роковых обстоятельств. Они могут в одночасье сломать судьбу

В те годы работа была построена на жесткой дисциплине, глубоком уважении к государственной службе, соблюдении её традиций и форм, на категорическом запрете что-либо рассказывать об осужденных, которые обращались в Отдел по вопросам помилования с ходатайствами об освобождении или сокращении сроков наказания. Всем сотрудникам, от секретарей до руководителей Отдела, даже членам семьи рекомендовалось не говорить о содержании своей работы, чтобы не создавать даже малейших предпосылок коррупционности. Любые контакты с родственниками осужденных или даже какими-нибудь третьими лицами, обратившимися с прошением о помиловании, расценивались как покушение на взятку и влекли за собой строгую ответственность.

Большое внимание уделялось одежде, этике поведения на работе и вне ее. Например, женщинам не разрешалось носить брюки, мужчинам — ходить без галстуков, в личной жизни должна была присутствовать скромность. Это касалось решительно всего: даже садовые домики, которые были построены свыше установленных размеров, всего на 20 см, подлежали сносу. Такие вот были времена…

Если же говорить об историях, связанных с помилованием, то, наверное, подобные рассказы не вполне корректны. Многие из тех людей живы до сих пор, и не стоит даже косвенным намеком воскрешать то прошлое, которое они постарались забыть.

Впрочем, об одном деле можно рассказать. С ходатайством о помиловании обратилась девушка-инвалид первой группы, колясочница, которая до осуждения работала в колхозе, ухаживала за лошадьми. Одна из ее любимых лошадей подлежала забою по старости. Из жалости девушка ночью увела ее домой и спрятала. Согласно закону — украла государственное имущество. Конечно, пропажа была незамедлительно обнаружена и возвращена колхозу, а девушка — осуждена на три года лишения свободы. Нетрудно догадаться, что отбывать наказание в колонии ей было невыносимо тяжело: инвалид, дома остались больная мать и двое несовершеннолетних братьев. Несомненно, приговор был слишком суровым, хотя формально соответствовал букве закона. С учетом ее инвалидности, положительной характеристики и семейного положения удалось добиться ее помилования.

У вас удачная имиджевая история. Даже из «неформальной части» политического спектра и оппозиционно настроенные граждане, поначалу не принимавшие вас, теперь часто говорят: «Москалькова умеет слушать и слышит». Вы продумывали свой общественный и политический образ (на мой взгляд, один из самых удачных среди женщин-политиков)?

Татьяна Москалькова: Сегодня просто день комплиментов… Что ж… отвечу: думаю, это результат воспитания. Моя мудрая мама учила: «Нужно быть, а не казаться». Это был первый урок. Ведь люди чувствуют любую неестественность и перестают тебе верить. Другое дело, что нужно всё время работать над собой, совершенствуя свои, так сказать, форму и содержание.

Урок второй: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Эта одно из древнейших нравственных правил, и его нужно прикладывать ко всем своим действиям. Это очень сложно, но к этому нужно стремиться. Конечно, это относится и к умению слушать других, ибо каждый хочет, чтобы его выслушали. И, по-моему, нет оснований ставить под сомнение и утверждение Дейла Карнеги о том, что мощным рычагом влияния на людей является именно умение слушать, а не умение говорить.

Однако для «профессии» омбудсмена важно все-таки другое: для того чтобы помочь человеку, нужно внимательно выслушать его историю, его претензии к действиям или решениям органов власти и должностных лиц, понять кого и в чем он считает виновным. Только тогда ты сможешь определить, что нужно сделать, чтобы помочь ему, или подсказать правильный путь для отстаивания своих интересов.

Конечно, эти уроки были даны мне моими учителями, старшим братом, друзьями, дочерью, а теперь — и внуками.

Если же говорить об образе, то он складывался из того, что было заложено моими родителями, из общения с друзьями и коллегами, из прочитанного и продуманного… В общем — из всего пережитого. Уверена: невозможно помогать людям «отбывая номер» — без желания это делать, без сопереживания. Такая помощь не будет действенной: только пропустив через себя чужую боль, можно понять, как и чем нужно помочь тому, кто пришел к тебе как к последней надежде на справедливость и милосердие. Это очень трудно: со временем возникает риск профессионального выгорания, и тогда помогают только вера в свое дело и любовь к людям.

Трудно быть женщиной-политиком? Какая вы дома?

Татьяна Москалькова: Трудно быть просто женщиной. Нужно научиться сочетать несочетаемое.

А дома — я домашняя, в спортивном костюме и футболке. Люблю читать, особенно что-нибудь историческое. Люблю готовить — недавно освоила новый рецепт приготовления мяса. Люблю ухаживать за цветами. Слушать музыку. Общаться с родными и друзьями, поговорить с ними «за жизнь», сыграть в биллиард. Кстати, самоизоляция — впервые за многие годы — дала мне возможность насладиться всем этим больше, чем когда-либо.

Татьяна Москалькова: Людям не поможешь, "отбывая номер"

Татьяна Москалькова: Моя мудрая мама учила: «Нужно быть, а не казаться». Фото: пресс-служба уполномоченного по правам человека в РФМеждународный опыт

Как активный участник защиты прав человека на международной арене, скажите, что приносит успех в международной работе? И как, например, сочетать твердость в защите интересов России и ее граждан, смелость в заявлении необходимых позиций с умением вести диалог? Каким «выигранным» делом вы гордитесь больше всего — Бутиной, Вышинского?

Татьяна Москалькова: Очень комплиментарный вопрос… Дело в том, что помощь нашим соотечественникам, попавшим в жернова судебно-следственной машины за рубежом вследствие провокаций и политических инсинуаций, — результат переговоров президента России В.В. Путина с главами других государств; руководства и сотрудников МИДа, спецслужб, представителей гражданского общества, ваших коллег — журналистов… И еще многих людей, помощь которых была просто бесценна. Я невероятно рада тому, что внесла свою лепту в их освобождение. Благодаря российско-украинскому обмену заключенными 7 сентября прошлого года 35 наших граждан вернулись на родину. В их числе и Кирилл Вышинский. Хотя уголовное преследование в отношении него, как и многих других, вернувшихся по обмену граждан, не прекращено. Нервотрепка продолжается.

Взаимодействие с уполномоченным по правам человека Верховной Рады Украины, с вице-президентом Европейского института омбудсманов Ниной Карпачевой позволило выстроить «гуманитарный коридор», который в условиях отсутствия дипломатических отношений сыграл решающую роль в оказании помощи российским гражданам, оказавшимся в украинских СИЗО и колониях. Это позволило мне посетить содержавшихся в Николаевском СИЗО Александра Баранова и Максима Одинцова и вместе с главой Республики Крым Сергеем Аксеновым добиться возвращения домой российских моряков с сейнера «Норд». Более тысячи обращений мы с украинским уполномоченным направили друг другу: об оказии медицинской и правовой помощи, улучшении условий содержания, восстановлении документов и многом другом.

Мандат Уполномоченного по правам человека позволяет мне устанавливать прямые контакты со своими зарубежными коллегами, что дает возможность, используя механизмы государственной правозащиты, оказывать совместно с российским внешнеполитическим министерством эффективную помощь людям. В рамках сотрудничества с защитником прав человека в Армении Арманом Татояном и благодаря его решительным действиям был освобожден из-под стражи гражданин России Владимир Сачков. Наличие меморандума о взаимодействии с омбудсменом Греции Андреасом Поттакисом позволило посетить находящегося под стражей нашего соотечественника Александра Винника. Всего же у нас заключены соглашения с 22 омбудсменами зарубежных государств.

Удалось расширить и сотрудничество с международными органами и правозащитными институтами. В частности, с Верховным комиссаром ООН по правам человека, с Комиссаром по правам человека Совета Европы, Генеральным секретарем Совета Европы, коллегами — членами Глобального альянса национальных учреждений по защите прав человека и многими другими. Эти действия во многом способствовали освобождению Марии Бутиной, дали возможность увидеться с семьей Константину Ярошенко и помогли многим другим нашим соотечественникам, попавшим в критическую ситуацию за рубежом.

Уверенность в том, что мы делаем правое дело, и любовь к людям, поддержка коллег из других государственных органов дает мне силы преодолевать то, что кажется непреодолимым. Как сказано в Евангелии: «…просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».

«РГ» благодарит за помощь в организации интервью Алексея Зловедова и Кристину Симонян