«У нас хлопок и оптимизация»: почему власти боятся честных терминов

0
45

Журналисты и чиновники все чаще стали использовать в своей работе совершенно нетривиальные конструкции. Иной раз это приобретает характер явления, весьма унижающего читателей и избирателей.

"У нас хлопок и оптимизация": почему власти боятся честных терминов

К примеру, словосочетание «отрицательный рост» как-то не способствует пониманию читателями текста. Впрочем, замена слова «взрыв» невнятными «хлопками» объясняется примерно также- желанием снизить накал негатива в СМИ. Наша жизнь превратилась в выживание задолго до коронавируса — то теракты, то авиакатастрофы.

По мнению экспертов, пдобный «птичий язык» возник, потому что после «Зимней вишни» слово «пожар» звучит попросту страшно. А «наводнение» перестало быть нейтральным после Крымска. А у слов «обвал» и «падение» в России и вовсе долгая история. Медиа попросту призвали «не нагнетать» — вот они и пытаются сделать это всевозможными «речекряками».

Что же означают все эти термины?

«Отрицательный рост«, кстати, может быть не только в экономике, но и в демографии, и в любой другой сфере. Если говорить прямо — то это падение. Демографии, ВВП, курса рубля, цен на нефть, но падение.

Та же оптимизация в своем исходном значении — это выбор лучшего варианта из возможных или повышение интенсивности чего-то. Но в наше время оптимизация штата — это попросту увольнение сотрудников. Но чтобы не сильно расстраивать участников процесса и читателей, используется слово, однокоренное с «оптимизмом». Хотя по сути оптимизация это сокращение рабочих мест, оборудования, больничных коек…Ничего в ней хорошего нет и быть не может.

«Хлопок» — это такая попытка уйти от слова «взрыв» и, особенно — «теракт» и «терроризм». Даже если «хлопок бытового газа» повлек за собой разрушения и жертвы, для нынешних СМИ и чиновников он почему-то остается именно хлопком.

Про «жесткую посадку» и говорить неловко — издания как могут уворачиваются от слова «авиакатастрофа», даже если при этом погибли люди. Никому легче не становится, но используется все, что угодно, кроме слова, пугающего тысячи людей.

Или, скажем, «подтопление» это повышение уровня грунтовых вод и/или влажности грунта. Конечно, речь идет о наводнении. Как и в случае с «задымлением«, которое — суть пожар.

В политике «провокация» — это все плохое сразу, а «мировая практика» может оправдать практически все.

Прекрасное слово «самоизоляция» никакой само- не является изначально, раз за ее нарушение штрафуют, а значит это — карантин.

Также возникают вопросы по употреблению слова «плато». По сути, даже спад числа заболевших — это еще не «хорошо», а просто «лучше, чем было».

Добавим, что в соцмедиа и телеграм уже провели опрос — какие выражения из чиновничьего и журналистского новояза вы считаете самым ужасным.

Ответы распределились следующим образом:

  • 12% не нравится фраза «Хлопок вместо взрыва»,
  • 17% не понимают выражения «Отрицательный рост» вместо обвала,
  • 5% не любят слова «Задели» вместо ударили,
  • 10% раздражает оборот «Жесткая посадка» вместо крушения,
  • 7% удивляются слову «подтопление» вместо наводнения,
  • 7% не в восторге от варианта «Задымление» или «возгорание» вместо пожара,
  • 21% против использования слова «Оптимизация» вместо закрытия или увольнений,
  • 11% не воспринимают определения «Индексация» цен вместо «взлета»,
  • 2% не реагируют ни на что из указанных,
  • 69% «бесят все перечисленные варианты».

Так что с русским языком все-таки имеет смысл обращаться с большим пиететом.