Власть предложит простолюдинам здоровье в обмен на лояльность

0
55

Тема сбережения нации и вообще вложений в «человеческий капитал» в связи с эпидемией коронавируса стала в России особенно актуальной. Да и, говоря откровенно, окончательно перешла в политическую плоскость.

Власть предложит простолюдинам здоровье в обмен на лояльность

Вопрос здесь, как указывают эксперты, в пресловутом «общественном договоре». Характер этих неформальных договоренностей между государством и обществом за годы правления Путина менялся несколько раз.

С 200-года концепция договора могла быть обозначена, как «заплати налоги и живи спокойно«. То есть, налоги и вообще выход из «серой зоны» в обмен на законность и универсальные «правила игры».

Затем в период с 2003 по 2008 были «стабильность и развитие«. Или же молчаливая лояльность большинства в обмен на то самое постепенное развитие государства, в том числе и в сфере социальной политики и экономики.

Далее был период президентства Медведева, который начался с принуждения к миру Грузии, что могло бы говорить о формулировании нового договора в виде лояльности в обмен на принадлежность к великой державе.

Но… в итоге грохнул мировой финансовый кризис, и сформулирован был новый договор: «лояльность в обмен на социальную поддержку«. Ну, или на расширение социальной политики государства.

Консенсус этот, правда закончился как-то печально — событиями на Болотной площади. Оказалось, что к социальным благам люди привыкают довольно быстро, и начинают после этого с недовольством смотреть на политическую сферу жизни государства и общества.

Но дальше начались события «Русской весны». Ну, или «Крымской весны», как её теперь называют -это было то самое, что не реализовалось в 2008.

И договор этот, или крымский «консенсус» можно обозначить, как принадлежность к сверхдержаве в обмен на некоторое уменьшение социальных и экономических благ. Но, что важно, ограничение временное, поскольку ни политика санкций, ни дополнительная нагрузка на инфраструктуру — не являются непреодолимыми сложностями.

Собственно, тогда же зазвучал очень четкий нарратив «импортозамещения» и постоянное повторение того, что «наши аграрии бьют все рекорды».

Однако, еще в 2015 году эксперты предупреждали, что в таком формате общественный договор просуществует, максимум, года два. Надо сказать, он продержался года четыре.

И уже готовился договор новый. А вернее «старый новый», те самые конституционные поправки, а именно «полноценная социальная политика с общим консервативным и великодержавным курсом в обмен на политическую лояльность», но случился коронавирус.

Тут важно еще раз посмотреть на поправки в Конституцию, которые предлагались гражданам России с самого начала, с послания Путина к Федеральному собранию.

По большому счету, было там два блока: социально-экономический, абсолютно патерналистский по духу, с индексацией пенсий и МРОТ, с социальными выплатами и вот этим всем, и второй; о роли Госсовета, о президентских полномочиях, о Совфеде и Думе, и Конституционном суде.

Потом, довольно быстро туда добавилось и «обнуление» президентских сроков. Ну, и «государствообразующая нация», а также «Господь Бог», что, в общем, тоже оказалось важным для определенных, и весьма влиятельных социальных групп.

Однако, в мире и стране началась история с эпидемией, самоизоляцией и резкими нарастанием экономических проблем на уровне базового благосостояния граждан.

Новый договор, который должен был завершиться голосованием за поправки — не состоялся. А альтернатива ему в условиях эпидемии пока прослеживается крайне слабо.

Как указывали эксперты еще в 2015 году выбор у России в дальнейшем стратегическом развитии стоял между инфраструктурой и наращиванием военной мощи.

Но так или иначе модернизация армии была и запущена, и по большей части на текущем этапе завершена — появилось многое, от новых видов ракет до куда более человеческих условий срочной службы. Второй вариант — это повсеместное развитие инфраструктуры, в первую очередь транспортно-экономической. В этом смысле можно вспомнить развитие и повторное освоение Северного Морского пути.

И третий путь, это тот, на который страна вышла в силу эпидемии: сохранение народа, сбережение нации.

Потому, что сейчас перед властью стоят задачи экстренного развития медицины и элементарной финансовой поддержки населения.

Потому, что население в самоизоляции стремительно беднеет. А что еще страшнее, залезает в долги, который все больше людей просто не в состоянии отдать.

По последним данным, должников у нас в стране около 28 миллионов человек. И больше половины из них — это те, кто задерживают выплаты по кредитам.

Что касается здоровья, тот тут, думается, пояснять что-то излишне. С другой стороны, все же есть важный момент, помимо коронавирусной инфекции, другие болезни и вирусные, и хронические не исчезли никуда. Да и нервный стресс, а народ сейчас именно в затяжном стрессе также стимулирует появление и развитие болезней.

И, по всей видимости, медицинскую систему России в ближайшем будущем ждут очень большие изменения.

Например, политолог Алексей Чадаев пишет по этому поводу следующее: «Я ни на чем не настаиваю и ничего не проповедую. Просто считаю, что должна быть отдельно медицина, а отдельно отрасль, занимающаяся противоположной по смыслу задачей — чтобы люди меньше болели».

То есть, эксперт говорит о создании некоей отдельной структуры, которая параллельно с медицинской системой занималась бы только и исключительно профилактикой.

И, кто знает, может быть, после окончания эпидемии, это будет одно из первых изменений в российской медицинской системе, которое нас ждёт. Хотя, есть мнение, далеко не последнее.