Восемь миллионов уникальных книг оцифруют до 2024 года

0
28

Портал «Книжные памятники» на базе Российской государственной (РГБ) и национальной (РНБ) библиотек запускает проект по оцифровке уникальных книг. Эксперты РГБ и РНБ пока в число книжных памятников, которые будут оцифрованы до 2024 года, включили 8 миллионов книг.

Восемь миллионов уникальных книг оцифруют до 2024 года

— Критерии отбора, — говорит заместитель министра культуры России Ольга Ярилова, — рукопись доказала историческую ценность, она — свидетель эпохи и читаема как простыми читателями, так и узкими специалистами. Другое дело, что закон по охране книжных памятников нами совершенствуется. Потому как после 2024 года круг цифруемых книг расширится.

Пока же экспертиза разделила книги на периоды — издания до XVIII века, до 1830 года и до 1914 года. В 2019 году оцифровано 8 тысяч изданий. Среди них культурные бриллианты, уже доступные для чтения на портале, — Евангелие, «Апостол» Ивана Федорова, «Руководство по лечению от сидячей жизни» из библиотеки Романовых, сборник законов «Русская правда», «Хирургические беседы» 1914 года и другие.

В 2020 году, как ожидается, цифровыми статут еще от 12 до 16 тысяч книг. В 2022 году до 48 тысяч уникальных книг приобретут статус оцифрованных. Дальше встает вопрос о критериях отбора для более современных изданий, которых больше, и они сохранились лучше.

— Для меня культурные памятники — это книги, от которых, когда берешь в руки, испытываешь культурную дрожь, — говорит руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, председатель Национального союза библиофилов Михаил Сеславинский. — Другое дело, что мы вплотную встаем перед проблемой: какие из современных книг вносить в реестр культурных памятников? И тут я бы в рамках проекта предложил подумать о гранте по разработке критериев, определяющих современную русскую литературу как памятник культуры.

Директор РГБ Вадим Дуда присоединится к инициативе. Он предложил одним из критериев отбора для внесения в реестр книжных памятников считать «книги лауреатов и победителей литературного конкурса «Большая книга».

— Есть в этом рациональное зерно, — заметил Михаил Сеславинский, — как и в том, что мы не будем спешить с оцифровкой книг, особенно современных. Это системная работа. К тому же меня, например, потрясла пустая фундаментальная библиотека в итальянской Болонье. На мой вопрос: «Почему»? Я услышал: «А все книги оцифрованы». Нам надо думать над тем, чтобы люди, читая «цифру», ценили шанс прикоснуться к живой книге.