Зачем России нужен резерв нефти

0
54

Россия может создать новую систему хранилищ нефтяного резерва значительно большего объема, нежели существует сейчас. Это позволит отрасли быть менее зависимой от изменений мировой конъюнктуры — падения цен и снижения спроса на энергоресурсы, а также может способствовать развитию биржевой торговли российской нефтью. Сейчас, котировки барреля растут, но рынок еще пока очень далек от состояния стабильности. Гарантии, что в будущем не произойдет очередного витка нефтяного кризиса, нет, а наличие нефтехранилищ станет хорошей подушкой безопасности для отрасли.

Зачем России нужен резерв нефти

В минэнерго «РГ» сообщили, что рассматривают инициативу Российского газового общества о создании системы современных нефтехранилищ.

Ранее считалось, что нефтехранилища больших объемов нужны только для стран — импортеров «черного золота». Произошедшее в этом году падение потребления нефти, которое сопровождалось рекордным переполнением всех мощностей хранения, показало уязвимость такого подхода. Котировки барреля периодически находились на грани рентабельности или даже ниже. Компаниям оставалось либо останавливать производство, либо торговать себе в убыток. Некоторые производители из стран Ближнего Востока из-за отсутствия спроса и нехватки места в хранилищах держали нефть в морских танкерах, что в разы увеличивало ее себестоимость.

«Для стран-экспортеров стратегический нефтяной резерв важен при регулировании рынка в кризисных ситуациях»,- считает руководитель исследований Департамента ТЭК и ЖКХ Аналитического центра при Правительстве РФ Александр Курдин. Россия как производитель вроде бы может скорректировать добычу, но, когда значительная часть ее ведется на сложных месторождениях, такие манипуляции могут оказаться дорогостоящими и рискованными. Запасы дают возможность сгладить негативные эффекты для производителей, пояснил эксперт.

Дополнительные объемы хранения позволят регулировать экспорт нефти, не снижая ее добычу

Создание собственной системы хранения нефти может благотворно отразиться и на возможностях экспорта российского сырья в периоды ограничений производства. «Это добавит гибкости с точки зрения наращивания или снижения объемов экспорта в краткосрочном периоде», — сказал директор департамента аудиторских услуг «Делойт» СНГ Александр Губарев. Соглашения вроде сделки ОПЕК+ регулируют объем добычи, а не экспорта, и продажа нефти «со склада» не оказывает влияния на выполнение их условий.

Исполнительный директор Российского газового общества Роман Самсонов подчеркивает, что предложенный проект представляет интерес и для развития конкуренции и биржевой торговли. На международных биржах наша нефть почти не представлена. Создание резерва позволит поддержать «бумажную» торговлю российским сырьем реально существующими объемами.

Существующие сейчас в России стратегические запасы нефти оцениваются в 20-30 млн тонн. По сравнению с годовым производством в 560 млн тонн этого недостаточно для маневрирования текущими экспортными поставками. По мнению руководителя международной практики КПМГ по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора Антона Усова, целесообразно увеличить объемы хранения до 700-800 миллионов баррелей (95-109 млн тонн), сходно нефтяному резерву в США. По оценке Российского газового общества, к уже существующим мощностям хранения достаточно будет добавить 40-50 млн тонн, чтобы общий объем резерва составлял 10-20% от годовой добычи.