Загадки информационного ERRORа

0
115

В конце прошлой недели один из популярных телеграм-каналов опубликовал пост про тревожную ситуацию в сфере производства микрочипов. Драйвером поста послужила публикация на сайте expert.ru «Макропроблемы микроэлектроники».

Тема показалась  интересной и мы пошли по прикрепленной ссылке. Она действительно вела на искомый сайт, но к нашему удивлению на пустой его странице зияла надпись «Error 404”. Публикация была удалена. 

Загадки информационного ERRORа. 409540.jpeg

Ситуация выглядела интригующе и мы поспешили в кэш Яндекса, в котором и нашлась удаленная статья.

Загадки информационного ERRORа. 409545.jpeg

Выяснилось, что речь идёт о большом, глубоком и нелицеприятном расследовании происходящего в стратегической  отрасли российской экономики. С упоминанием могущественных структур и фамилий, имеющих отношение к проблеме. Не знаем (но можем догадываться) почему редакция expert.ru удалила статью, но тема показалась настолько интересной, что мы решили ознакомить читателей с текстом, похороненным под под памятником «Error 404”.

Макропроблемы микроэлектроники

Текущий 2020 год имеет шансы войти в историю как период наибольшего числа банкротств с начала века. Во всем мире эксперты признают, что в ситуации экономической рецессии защита государственных интересов требует внедрения особого подхода к банкротствам стратегически важных компаний.

В России соответствующая концепция их поддержки была разработана Минэкономразвития еще весной 2020 года. Ведомство считает важным передать государству полномочия по проверке банкротств всех системообразующих предприятий и организаций, которые более чем на четверть принадлежат государству. Основная цель — не допустить остановки деятельности ни одной компании, которую можно спасти.

На этом фоне вызывают вопросы действия корпорации развития ВЭБ. РФ, которая осенью прошлого года обанкротила зеленоградское предприятие «Ангстрем-Т» — единственный в стране завод, способный не только разрабатывать, но и в массовом порядке производить микроэлектронные изделия под заказ. Поводом для этого стали трудности с обслуживанием кредита, полученного в ВЭБе в 2008 году. Изначально банкротство подавалось как оздоровительная мера для предприятия. Более того, весной 2019 года, уже после того, как госкорпорация подала иск о признании завода несостоятельным, правительство утвердило выделение на поддержку и развитие «Ангстрема-Т» почти 21 млрд рублей. Однако с тех пор ВЭБ, который с начала 2019 года является единственным акционером предприятия и полностью отвечает за его развитие, деятельность завода так и не возобновил.

«Ангстрем-Т» национальной важности

Затевая процесс банкротства, руководство ВЭБа демонстрировало, по крайней мере на словах, понимание важности сохранения предприятия в рабочем состоянии. Проектом, имеющим «общегосударственное значение», назвал в прошлом году «Ангстрем-Т» председатель ВЭБ. РФ Игорь Шувалов, анонсируя решение наблюдательного совета государственной корпорации о выделении дополнительных 20,9 млрд рублей на развитие предприятия. Реальная же картина существенно отличалась от деклараций.

На заводе планировалось запустить производство микросхем в самых востребованных для оборонки и изделий гражданского назначения форматах техпроцессоров в диапазоне от 250 нм до 90 нм. К моменту банкротства заводу удалось успешно запустить производственную линейку 250 нм. Параллельно с решением сложных вопросов технологического развития предприятие, со своей стороны, делало все возможное для того, чтобы найти заказчиков. Усилия увенчались определенным успехом, и перед заводом открылись перспективы выхода на внутренний и внешний рынки, в том числе в Китай на сумму порядка 36 млн долларов.

«Предприятие заключило два крупных экспортных контракта с потребителем из Китайской Народной Республики на поставку продукции, часть изделий были поставлены потребителю и прошли успешные испытания, — рассказал бывший генеральный директор АО «Ангстрем-Т» Андрей Аникин. — Объем поставок, в рамках заключенных контрактов, до 10 тыс. пластин в месяц. Кроме того, у завода появился потенциальный заказчик из Тайваня, который взял ряд изделий на испытания и был настроен на сотрудничество и потребление от 2000 пластин в месяц».

На внутреннем рынке у предприятия образовался пул заказчиков на технологический процесс с топологическими нормами 250 нм, заключен и исполнен ряд контрактов. По словам Аникина, в 2016 году завод фактически был запущен, но для того, чтобы он заработал на полную производственную мощность, требовались дополнительные инвестиции. Совместно с сотрудниками компании КПМГ был разработан бизнес-план, который подчеркнул необходимость привлечения дополнительных средств для выхода предприятия на рентабельность. Несмотря на то что необходимое финансирование не было предоставлено, работа в позитивном направлении постоянно шла.

Пост генерального директора «Ангстрем-Т» Андрей Аникин оставил в 2019 году и потому не был участником событий, которые привели к остановке предприятия. Однако он выразил надежду на то, что «Ангстрем-Т» будет развиваться и сможет реализовать весь свой потенциал.

«В создание завода вложено много сил, и я искренне верю, что все получится», — сказал он.

Без вины должник

Финансированием АО «Ангстрем-Т» занималась корпорация развития ВЭБ. Еще в 2008 году она открыла заводу кредитную линию с лимитом в 815 млн евро со ставкой 8,5% годовых под залог оборудования и здания компании. Вместе с этим корпорация получила большинство в совете директоров «Ангстрем-Т» и впоследствии контролировала все контракты, платежи и назначения топ-менеджмента предприятия. Таким образом, все платежи завода совершались только после письменного одобрения ВЭБ. РФ со счета банка корпорации. Забегая вперед, следует сказать, что кредитные транши, в свою очередь, выделялись корпорацией весьма нерегулярно. При этом проценты начислялись систематически и на полную сумму кредита.

Первоначально запуск производства был намечен на 2010 год. Платежи по основному телу кредита должны были начаться в 2014 году — уже после того, как завод выйдет на запланированную полную мощность. Однако запуск пришлось отложить — разрешение на введение мощностей в работу компания получила только в 2016 году. Основных причин отставания две: кризис 2008–2009 гг. жестоко ударил по электронной промышленности, а после 2014 года «Ангстрем-Т» попал и под антироссийские санкции. На Западе хорошо понимали важность проекта для российской экономики и оборонной безопасности и делали все для того, чтобы помешать реализации проекта.

Так, изначально для того, чтобы быстро запустить «Ангстрем-Т» на полную мощность, на его площадке предполагалось установить оборудование компании AMD, одного из ведущих мировых производителей интегральной микросхемной электроники. Однако в связи с санкциями, как рассказал бывший основной инициатор проекта и акционер «Ангстрем-Т», экс-министр связи Леонид Рейман, закупленное у AMD дорогостоящее прецессионное оборудование порядка двух лет находилось на складе в Нидерландах.

«Ангстрем-Т» также заключил соглашение на приобретение лицензии на технологию производства микросхем с топологическим размером 90 нм с компанией IBM. Между заводом и IBM была достигнута договоренность о долгосрочном сотрудничестве. Специалисты американской компании должны были приехать на завод, чтобы установить и запустить лицензированное оборудование, а также обучить специалистов «Ангстрем-Т» для дальнейшей работы с ним. Из-за остановки финансирования реализация договоренностей затянулась, и к моменту, когда представители IBM приехали на завод, против него были введены санкции. Американские специалисты уехали обратно, так и не приступив к организации производства, а российскому предприятию пришлось налаживать работу оборудования собственными силами и привлекать экспертов более широкого технического профиля.

Из-за этих обстоятельств, которые было бы справедливо назвать форс-мажорными, у «Ангстрема-Т» и возникли проблемы с обслуживанием кредита. В начале 2019 года предприятие, по сути, перешло за долги в единоличную собственность ВЭБа. Выделенные правительством при поддержке госкорпорации дополнительные 20,9 млрд рублей до предприятия так и не дошли. А осенью «Ангстрем-Т» был признан банкротом. Никакого «оздоровления» и перезапуска завода в результате этой процедуры так и не случилось, свет в цехах окончательно погас.

Здесь следует подчеркнуть, что те самые 21 млрд рублей были выделены ВЭБу как корпорации, созданной для поддержки перспективных стратегических компаний, с вполне определенной целью — не допустить остановки «Ангстрема-Т». Однако похоже, что у корпорации не хватило желания и профессионализма вовремя подготовить и предложить конкретный и эффективный план вывода завода из кризисной ситуации. Судя по всему, ВЭБ предпочел самое простое решение — рассматривать бюджетные вливания в предприятие как погашение долга пострадавшей компании.

В отличие от инициаторов банкротства, у управленческой команды предприятия, сумевшей в тяжелейших условиях запустить производство и заключить первые контракты, программа развития была.

С учетом этого в прошлом году ВЭБу предлагалось заключить мировое соглашение в рамках процедуры банкротства. Это позволило бы не останавливать рассчитанные на бесперебойную работу технологические линии, а также избежать дополнительных расходов на сумму не менее 2 млрд рублей на сопровождение процедуры банкротства, в том числе вознаграждение арбитражного управляющего, операционные расходы и расходы на организацию торгов. Однако мировое соглашение так и не было подписано.

Сегодня нет ответа на вопрос, как и когда будет реализована программа оздоровления зеленоградского предприятия, на которую выделены немалые государственные деньги. Между тем, уже началась распродажа активов «Ангстрема-Т». Это наводит на мысль о том, что за историей с безжалостным банкротством важного предприятия изначально могли скрываться совсем иные интересы. Так, в середине июля этого года некое ООО «НМ-Тех» приобрело два здания «Ангстрем-Т» в Зеленограде на общую сумму 354,7 млн рублей. Производственные мощности завода к настоящему времени также арендует «НМ-Тех». Примечательно, что компания является структурой госкорпорации ВЭБ. РФ.

Страсти по нанометрам

У экспертов все меньше надежд на то, что удастся сохранить производственные мощности «Ангстрема-Т», а также существующие разработки и договоренности с партнерами и поставщиками.

Это чревато срывом принятой в начале 2020 года «Стратегии развития электронной промышленности РФ до 2030 года. Документ предполагает рост объема выручки предприятий отрасли до 5,2 трлн рублей. При этом планируется уйти от обслуживания исключительно гособоронзаказа, увеличив долю гражданской продукции минимум до 87,9% и экспорта до 12 млрд долларов.

Предполагалось, что средства на эти цели поступят преимущественно из внебюджетных источников. Однако в начале сентября госкорпорация «Ростех», как ответственный исполнитель Стратегии, представила собственную «дорожную карту», которая, мягко говоря, не согласуется с заявленными в первоначальном документе целями.

Эксперты уже высказали сомнения в реалистичности программы «Ростеха». По сути, речь в ней идет о строительстве с нуля инфраструктуры для развития электронной промышленности, в том числе фабрик, работающих на создание микросхем под заказ с топологическими нормами 28-7 нм. Срок исполнения — до 2024 года, объем финансирования — свыше 718 млрд рублей, причем большая часть из бюджета государства, а не так, как предусмотрено в Стратегии.

Как говорит заместитель директора Ассоциации разработчиков и производителей электроники Иван Покровский, для реально имеющихся в стране мощностей «денег, которые просит «Ростех», слишком много», но «слишком мало для решения глобальных задач, которые в «дорожной карте» прописаны».

Невыполнимость заявленных «Ростехом» планов, считают специалисты, очевидна.

  • Во-первых, построить полноценную инфраструктуру за несколько сотен миллиардов рублей просто невозможно. Мировой опыт показывает, что на это требуются на порядок большие средства. Так, например, в запуск производства 7-нм микрочипов в Китае было вложено около $18,7 млрд, то есть более чем 1 трлн рублей. Но даже если и удастся возвести хотя бы одно предприятие с подобными параметрами, найти в России достаточное количество специалистов, которые на нем будут работать, в обозримом будущем не удастся.
  • Во-вторых, полностью отечественное производство должно работать на собственном российском оборудовании. На сегодняшний день такого в природе не существует.
  • Наконец, для того чтобы обеспечить функционирование высокотехнологичных предприятий микроэлектроники, в стране должны появиться крупные потребители соответствующих объемов продукции. Причем не только в рамках гособоронзаказа, но прежде всего на «гражданке». Своих «Самсунгов» в России сегодня нет, а значит, заказами на внутреннем рынке производители микросхем в масштабах, заявленных в «дорожной карте», обеспечены не будут.

Поэтому планы по созданию электронной промышленности «с нуля» на базе той же группы компаний «Элемент» — совместного предприятия государственного «Ростеха» и частной АФК «Системы», к которому планировалось присоединить и мощности «Ангстрема-Т», могут остаться нереализованными, а средства окажутся потраченными впустую.

Вместе с тем, многие специалисты видят выход из ситуации в необходимости создания спроса на уже существующую и доказавшую свою состоятельность продукцию отечественных производителей на российском гражданском рынке.

Как считает научный руководитель Научно-исследовательского института системных исследований РАН, вице-президент РНЦ «Курчатовский институт» Владимир Бетелин, России сегодня необходимо вернуться к комплексному подходу при развитии электронного машиностроения.

Он согласен с мнением других экспертов, что в микроэлектронике надо совершенствовать внутреннюю структуру процессоров, основываясь не на мегаломанских прожектах, а на реально имеющихся возможностях и мощностях. Приоритетом в этом процессе должно стать формирование технологической базы, удовлетворяющей внутренний рынок.

Важность комплексного подхода в развитии микроэлектронной отрасли отмечает и генеральный директор ПАО «Микрон» Гульнара Хасьянова. Она считает, что для полноценного развития российской микроэлектроники необходимо сформировать внутри страны базу поставщиков и компонентов, с помощью чего тот же «Микрон» мог бы заместить до 50% материалов и компонентов, используемых в производстве. Для реализации такого сценария, по ее словам, нужен системный подход к развитию отрасли и кооперация «нескольких микроэлектронных предприятий России, которые будут способны предоставить поставщикам гарантированный объем заказов, а также познакомить производителя с необходимыми требованиями к качеству продукции».

«Это очень непростой путь, который связан, во-первых, с проблемами консолидации микроэлектронных предприятий, а во-вторых, с возможностями российских поставщиков модернизироваться и перестраиваться», — рассказала Гульнара Хасьянова.

Учитывая мировую коньюнктуру рынка микроэлектроники (выход американцами на микрочипы 5 нм и нацеленность Китая на создание собственного масштабного производства микропроцессоров), России сегодня не имеет смысла гнаться за «журавлем в небе» в виде фабрики для производства микрочипов в формате 7 нм. По большому счету, такие процессоры используются только для современных моделей смартфонов, которые Россия не производит. Гораздо рациональней и эффективней было бы удержать «синицу в руках» — уже созданные мощности.

Синица в руках — лучше

В настоящее время в стране насчитывается всего три крупных завода в сфере микроэлектроники. Помимо относительно нового АО «Ангстрем-Т», в эту тройку входят флагманы отрасли еще с советских времен — АО «Ангстрем» и ПАО «Микрон». Последние уже много лет работают с убытками, что расценивается экспертами отнюдь не как проблема их менеджмента, а как подтверждение сложного состояния, в котором находится российская микроэлектроника, отставшая от конкурентов на несколько десятков лет. При этом у всех трех предприятий есть кадры и мощности для последовательного развития по реалистичному сценарию. Средств же для их поддержки требуется гораздо меньше, чем предполагается вложить в строительство новой инфраструктуры.

«С 1991 года микроэлектронная отрасль России сокращалась, теряла рынки, кадры и компетенции. Чтобы это восстановить на конкурентном уровне, нужна комплексная поддержка, сопоставимая с мерами поддержки у конкурентов. Например, государственные субсидии Китая составили около 100 млрд долларов. Плюс государственные гарантии позволяют предприятиям брать у банков беспроцентные кредиты с очень большими сроками погашения. Также весьма существенно снижен налог от прибыли», — рассказал генеральный директор АО «Ангстрем» Сергей Воронцов.

При этом, считает он, одними только деньгами развитие микроэлектроники обеспечить невозможно, и тоже подчеркивает необходимость комплексного подхода к развитию отрасли.

«Нужно возрождать научно-технические школы в НИИ и вузах, — рассказывает Воронцов. — Нужно за любые деньги переманивать в Россию специалистов, владеющих знаниями современных технологий и физико-химических процессов в производстве микроэлектроники. Нужно готовить десятки тысяч инженеров, владеющих технологиями, которых в России сейчас нет. Нужно производить оборудование, материалы, специально очищенные химические реагенты и газы. Нужно снижать для предприятий налог на прибыль, чтобы они могли динамично развиваться».

В целом, как считает Гульнара Хасьянова, в настоящее время благодаря курсу на создание цифровой экономики отечественная микроэлектроника может получить шанс на порядок увеличить свой объем, обеспечить развитие смежных отраслей и потребительских рынков и интегрироваться в глобальный рынок.

Действительно, в последнее время правительство уделяет большое внимание развитию и поддержке отрасли микроэлектроники, что позволяет надеяться на возможность ее выхода из кризисного состояния. Однако история с банкротством «Ангстрем-Т» показывает, что в стране все еще не выработан окончательный реалистичный и последовательный план развития производства микропроцессоров.

Риск остановки уже существующих предприятий велик, а лучшие разработки отечественной микроэлектроники могут быть утеряны.

Фактически приходится признать, что мы все еще топчемся на месте, предпочитая каждый раз вновь «изобретать велосипед», требующий громадных вливаний из государственной казны.

Темы

ростех

ангстрем-т

микросхема

электроника

игорь шувалов

внешэкономбанк

владимир бетелин

микроэлектроника