Генпрокурор поддержал идею о неотложном аресте имущества коррупционеров

0
61

В Генпрокуратуре предложили ввести новый вид уголовного производства — «расследования в отношении активов» коррупционеров. Эта мера должна позволить обеспечить обращение в доход государства имущества коррупционеров, а также конфисковать преступные активы в случаях, когда осуждение коррупционера невозможно. Это и другие предложения по усилению борьбы с коррупцией были приняты в среду по итогам координационного совещания правоохранительных органов под руководством Генпрокурора Игоря Краснова.  Фото: Виталий Невар/ТАСС Говоря об итогах выполнения Национального плана противодействия коррупции 2018-2020, глава надзорного ведомства отметил, что в целом оно оказало позитивное влияние на результаты работы правоохранительных органов по борьбе с коррупционными проявлениями.

«Разрушен миф о недосягаемости для правосудия причастных к коррупции высокопоставленных чиновников федерального и регионального уровней. Привлечение их к уголовной ответственности уже далеко не редкость», — сказал Генпрокурор. Он также отметил признаки улучшения качества следственной работы, а именно — сокращение числа уголовных дел, возвращенных прокурорами для дополнительного расследования, а равно судом для устранения препятствий к их рассмотрению.

Что касается нерешенных проблем, то, по словам Краснова, не изжита практика позднего выявления преступлений. Это, по его мнению, затрудняет установление всех обстоятельств преступных деяний, приводит к утрате доказательств и, как следствие, прекращению уголовных дел по реабилитирующим основаниям, созданию благоприятных условий для легализации преступных доходов. Не в полной мере используются возможности по обнаружению, изъятию и обращению в казну незаконно нажитого имущества коррупционеров, в том числе выведенных за рубеж активов. Так, например, в 2019 году размер арестованного и изъятого имущества уменьшился почти вдвое. Кроме того, по словам Генпрокурора, службе судебных приставов никак не удается достичь приемлемого уровня исполнения судебных решений. Взыскиваемость по ним в целом остается невысокой, а штрафов по приговорам за коррупционные преступления и вовсе не превышает 2 процента.

Во время заседания Генпрокурор обозначил и другие проблемы, связанные с расследованием преступлений о мелком взяточничестве, назначением коррупционерам судебного штрафа и другие. В частности, он напомнил, что Генпрокуратурой подготовлен законопроект, предусматривающий, в том числе, установление в качестве дополнительных квалифицирующих признаков мелкого взяточничества, его организованные формы и получение такой взятки, сопряженное с вымогательством.

Кроме того, Игорь Краснов поддержал предложение проработать вопрос о наделении следователей полномочиями по неотложному аресту имущества коррупционеров, не только подлежащего конфискации, но и для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа и других имущественных взысканий. При этом, по его мнению, следует предусмотреть также возможность ареста имущества, которое хотя и не было получено в результате преступной деятельности, но отчуждено третьим лицам с целью его сокрытия и уклонения от возмещения ущерба.

Еще одна проблема — освобождение коррупционеров, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, от наказания с назначением им судебного штрафа. Это не влечет для коррупционеров судимости, не образует рецидива и дает в дальнейшем возможность претендовать на должности государственной и муниципальной службы.

«Считаю важным проанализировать данную ситуацию, по ее результатам проработать вопрос о внесении изменений в законодательство, ограничивающих применение данной меры уголовно-правового характера для коррупционеров», — сказал Краснов.

Также Генпрокурор отметил, что выявляются факты направления в суд дел с ходатайством о применении судебного штрафа при отсутствии доказательств, с заниженной квалификацией содеянного и другими грубыми нарушениями закона.