Роман Вильфанд рассказал, каким будет лето

0
30

Это отдает фантастикой, но погоду совсем скоро можно будет очень точно предсказывать не только для всей России и всей Беларуси, но даже для отдельных микрорайонов Москвы и Минска. О плодотворном сотрудничестве метеорологов двух стран в рамках союзных программ, о секретах точных прогнозов, о том, какая погода ждет россиян и белорусов этим летом, корреспондент «СОЮЗа» расспросил научного руководителя Гидрометцентра России Романа Вильфанда. Роман Вильфанд: Детальное прогнозирование погоды возможно на срок до семи дней. Фото: Роман Щербенков Роман Менделевич, Россия и Беларусь географически находятся совсем рядом друг с другом. Существуют ли какие-то погодные закономерности, "справедливые" сразу для обоих государств?

Роман Вильфанд: Конечно! Именно в умеренных широтах Европейской России и в Беларуси атмосферные процессы очень схожи.

Почему же?

Роман Вильфанд: Существуют общие принципы атмосферной циркуляции воздушных масс, которые переносятся с запада на восток. В связи с потеплением климата все чаще наблюдается и меридиональный перенос — с севера на юг. Мы изучаем атмосферную циркуляцию и строим климатические модели и для европейской территории России, и для Беларуси.

Какие модели используете?

Роман Вильфанд: Мы практикуем так называемый ансамблевый подход. Анализируем, каким образом можно объединить модели атмосферной циркуляции, используемые в России и Беларуси, и улучшить качество прогнозов.

Среди целей союзных программ — доведение точности штормовых предупреждений до 90-92 процентов, а суточных прогнозов до 94-96

А как строится совместная работа метеорологов в рамках Союзного государства?

Роман Вильфанд: Очень важно разрабатывать совместные системы оповещения и предупреждения об опасных явлениях. Чаще всего это сильные ветра и осадки. Главное здесь — разработать единую систему этих шторм-предупреждений (они должны передаваться немедленно), потому что опасные явления погоды угрожают и жизни человека, и экономике. Есть такое понятие, как гидрометеорологическая безопасность. Это важнейший элемент любой национальной службы. Раз уж мы коснулись союзных программ, то скажу, что среди их целей стоит доведение точности штормовых предупреждений до 90-92 процентов, а суточных прогнозов по субъектам европейской части России и областным центрам Беларуси до 94-96 процентов.

Задам провокационный вопрос: а так ли уж важны точные прогнозы?

Роман Вильфанд: Отвечу вопросом на вопрос: а существуют ли в государстве отрасли, независимые от погоды?

Конечно, нет!

Роман Вильфанд: Все отрасли экономики так или иначе "завязаны" на погоду. Предотвратить опасное погодное явление, последствия которого могут отразиться на экономике, невозможно, а вот спрогнозировать его с максимальной точностью по времени, локализации и пространству распространения — это является нашей задачей и вызовом для наших метеослужб.

Цифры, которые вы привели, впечатляют. А за счет чего достигнуты такие результаты?

Роман Вильфанд: В частности, за счет новых приборов, которые фиксируют параметры процессов не только в атмосфере, но и на земле.

А еще используются математические модели?

Роман Вильфанд: Математическое моделирование — наиболее современный способ прогнозирования. Одной физической моделью тут, конечно же, не обойтись. Поэтому в ход идут уравнения гидродинамики, которые описывают атмосферные процессы с той или иной степенью адекватности. Эти уравнения надо решать, и решение этих уравнений с нужной точностью "по силам" только современным суперкомпьютерам.

3 километра составляет сегодня точность локальных прогнозов в России и Беларуси

Насколько дорого сегодня машинное время?

Роман Вильфанд: Суперкомпьютер, который установлен в России, стоит порядка 35-37 миллионов долларов, на его обслуживание в год тратится от 5 до 7 процентов его стоимости. Но именно с его помощью мы и продвинулись заметно в описании атмосферных процессов, получили новые возможности прогнозирования погоды в крупных городах.

То есть возможен локальный прогноз для Москвы и Минска?

Роман Вильфанд: Когда я пришел на работу в Гидрометцентр, шаг по пространству, с которым решались эти уравнения, составлял 500 километров. В эти 500 километров может "провалиться" даже целый молодой циклон! А сегодня на европейской территории России и в Беларуси нам доступна точность с шагом в три километра, теперь переходим к шагу в два километра. Для крупных городов это, конечно, требует очень много работы, учета инфраструктуры города, чтобы не упустить воздействия крупных зданий. Эти здания могут усилить конвекцию воздуха или наоборот рассредоточить его и не дать зародиться какому-либо опасному шквалу.

При этом естественно, что все то, что мы делаем для России, мы стремимся делать и для Беларуси — с тем же шагом и с той же детальностью.

О каких совместных проектах россиян и белорусов можно сегодня говорить?

Роман Вильфанд: Наше сотрудничество происходит так: мы в России разрабатываем математические модели погоды, а наши белорусские коллеги детально проверяют то, как они работают. Им помогает в этом очень плотная сеть метеопунктов, которая в Беларуси лучше, чем в отдельных регионах России.

Не могу не спросить: каким будет грядущее лето в России и Беларуси? Нам что делать: доставать панамки от солнца или покупать непромокаемые дождевики?

Роман Вильфанд: Перед тем как давать какой-либо прогноз, я всегда предупреждаю: точность долгосрочных прогнозов существенно уступает краткосрочным. Детальное прогнозирование погоды возможно на срок до семи дней, потому что атмосфера хаотична и непредсказуема. Наиболее вероятный на середину апреля сценарий будущего лета — и в Беларуси, и на европейской территории России — таков: температура будет около и выше нормы. Что же касается осадков, то их количество не будет избыточным, возможен даже их небольшой дефицит.

Точности прогнозов помогает плотная сеть метеопунктов, которая в Беларуси лучше, чем в отдельных регионах России. Фото: Роман ЩербенковКомментарии