Убийство Кеннеди: развенчание теории заговора

0
93

Создается впечатление, что многочисленные версии убийства президента Кеннеди, случившегося 57 лет назад, не столько нужны, чтобы прояснить истину, сколько еще более запутать расследование. Очередная новая версия разрушает еще один старый миф.Убийство Кеннеди: развенчание теории заговора

Опровержение расхожей теории заговора

Гипотезы об убийстве Кеннеди, которое произошло 22 ноября 1963 года в Далласе, подпитываются неизданными секретными документами, невероятными данными баллистики, а также утверждениями о Ли Харви Освальде, который во время содержания под стражей был вскоре убит прямо под прицелами фото- и видеокамер, о том, что осужденный за убийство был just a patsy. Интересное выражение, которое можно перевести: «просто жалкий человечек (простачок, слабак)», «чья-то марионетка» и даже «козел отпущения».

Некоторые занимающиеся убийством Джона Кеннеди эксперты, такие как бывший репортер New York Times Филип Шенон (Phillip Shenon — на русский язык переведена его книга «Анатомия убийства. Гибель Джона Кеннеди. Тайны расследования»), считают лучшим местом для поиска ответа о возможном заговоре и о том, кто за ним стоит, Мексику. Почему?

Чуть больше месяца до убийства Кеннеди Ли Харви Освальд сел на автобус, следовавший из штата Техас в Мехико. По данным американской и мексиканской разведки, предполагаемый убийца 35-го президента США прибыл в мексиканскую столицу утром в пятницу, 27 сентября 1963 года, и уехал очень рано в среду, 2 октября.

С точки зрения малоизвестного мексиканского писателя Гонсало Солтеро (Gonzalo Soltero), написавшего книгу о конспирологических заговорах в Мексике, он нашел то, что упускали из виду все прочие занимавшиеся этим делом. А именно: раскопал историю человека, выдвинувшего прочную теорию заговора о поездке Освальда в Мексику.

В середине прошлого века, в разгар холодной войны, Мексика стала пристанищем:

  • для советских диссидентов;
  • американцев, спасавшихся от разгула маккартизма за свои левые убеждения;
  • соратников революционера Фиделя Кастро.

Каждая коммунистическая и демократическая страна имела посольство в Мехико — единственном месте в Западном полушарии, где эти враги сосуществовали более или менее открыто.

По словам очевидцев, как из кубинских, так и советских дипломатических миссий, Освальд неоднократно посещал их посольства в пятницу и субботу. Он отчаянно нуждался в визах в те страны, которые тогда было запрещено посещать гражданам США.

Узнав, что на обработку документов уйдут месяцы, Освальд вступил в ожесточенную перепалку с кубинским консулом Эмилио Аскуэ (Emilio Azcué). Субботним утром, размахивая оружием в советском консульстве, он сорвал волейбольный матч. Потом, разрыдавшись, удалился.

Эти эпизоды задокументированы в отчетах ЦРУ, которое в 1960-х годах активизировало свою деятельность в Мексике, наняв для слежки за коммунистами 200 мексиканских агентов. Мексиканская секретная служба, которая недавно приступила к рассекречиванию своих архивов 1960-х годов, также выследила Освальда 27 и 28 сентября 1963 года. Однако остается неизвестным местонахождение Освальда в течение следующих трех с половиной дней.

Рождение теории заговора

Мартовским вечером 1967 года американский консул в Тампико Бенджамин Руйл (Benjamin Ruyle) угощал журналистов этого мексиканского прибрежного города.

Среди них находился 28-летний репортер El Sol de Tampico Оскар Контрерас Лартигуэ (Óscar Contreras Lartigue), рассказавший американцу, что познакомился с Освальдом в 1963 году, когда тот учился на юридическом факультете Мексиканского национального автономного университета (Universidad Nacional Autónoma de México, Universidad Nacional Autónoma de México, UNAM).

По словам Контрераса, он был в группе сторонников Кастро, и Освальд умолял состоявших в ней ребят помочь ему в получении кубинской визы. Освальд провел два дня со студентами UNAM, а спустя несколько дней снова встретился с ними в кубинском посольстве. Контрерас признался Руйлу, что после убийства Джона Кеннеди он говорил своему редактору, что недавно встречался с Освальдом.

Обвиняется кубинская разведка

Рассказанная Контрерасом история, согласно записке, позже отправленной из штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли, была «первой надежной версией следствия». Официальным лицам правительства США следовало бы выяснить, является ли Контрерас надежным источником.

После этого прошло три месяца. Сотрудник ЦРУ из Мехико прибыл в Тампико, чтобы допросить Контрераса. Во время шестичасового допроса Контрерас по-прежнему отказывался вдаваться в подробности, но сказал, что Освальд никогда не упоминал об убийстве, а только неоднократно повторял, что «должен был попасть на Кубу».

В 1978 году сотрудник специальной комиссии палаты представителей США по делам об убийствах Дан Хардуэй (Dan Hardway) отправился в Мексику для расследования убийства Джона Кеннеди. Несмотря на несколько попыток, он не смог побеседовать с Контрерасом, но авторитетно заявил, что его рассказом не следует пренебрегать.

Репортер New York Times Шенон, взявший интервью у Оскара Контрераса для книги об убийстве Джона Кеннеди, также счел его заслуживающим доверия. Шенон написал, что Контрерас, которого он называет «выдающимся журналистом», сказал ему «гораздо больше», чем агенту ЦРУ во время допроса. Шенон пришел к выводу, что существовали «гораздо более обширные контакты между Освальдом и кубинскими агентами в Мексике».

Дан Хардуэй, который сейчас работает юристом в Западной Вирджинии, по-прежнему верит Контрерасу. Прочитав книгу Шенона, в 2015 году он повторил, что Ли Харви Освальд мог быть частью более широкой сети кубинской разведки.

Контрерас оказался лгуном

Оскар Контрерас умер в 2016 году, поэтому Гонсало Солтеро не смог с ним поговорить, но, проведя собственное расследование, обратил внимание на маленькую деталь в биографии Оскара, которая может подорвать доверие ко всей его истории.

Контрерас утверждал, что он покинул кампус Национального автономного университета и переехал в Тампико примерно в 1964 году. При этом Контрерас также якобы рассказал своему «редактору» о своей встрече с Освальдом после убийства Кеннеди в 1963 году. В Мексике, сообщает Солтеро, нечасто выпускают университетские газеты, а Контрерас был студентом юридического факультета. Мексиканский писатель принялся искать ответ на страницах городской газеты El Sol de Tampico. Там он обнаружил, что в начале 1960-х годов в этой газете была колонка воскресных сплетен под названием Crisol — «Плавильный котел».

Оскар Контрерас стал репортером Crisol 6 июня 1963 года и продолжал вести колонку сплетен в сентябре и октябре того же года. Пока Ли Харви Освальд обивал пороги дипмиссий в Мехико, Контрерас находился в 452 км от столицы — в Тампико. Ярким слогом он описывал роскошные свадьбы, кинсеаньеры (Quinceañera — праздники совершеннолетия в странах Латинской Америки) и экскурсии на яхтах представителей высшего общества Тампико.

Политический корреспондент может жить далеко от того места, где издается его газета. Но для колумниста отдела светской хроники это было бы манкированием своими служебными обязанностями. Хотя существуют и другие теории заговора, в том числе о том, что у Освальда была мексиканская любовница, которая привела его в коммунистическую партию. Но более вероятно, что в Мексике нет скрытых улик убийства Джона Кеннеди.

Редактор: Ирина Гусакова, Куратор: Владимир Губарев

Темы

куба

мексика

тампико

филип шенон

джон кеннеди

оскар контрерас

теория заговора

гонсало солтеро

ли харви освальд