Валентин Гафт был отличным поэтом: Пять самых известных эпиграмм

0
116

Валентин Гафт — высокий, интеллигентный, стильный, ироничный и даже, порой, язвительный — был популярен еще и как автор едких эпиграмм. От него доставалось и коллегам, и приятелям. Актер Валентин Гафт в роли Горелова в спектакле "Спешите делать добро" по одноименной пьесе Михаила Рощина. Фото: Юрий Абрамочкин/РИА Новости Кто-то обижался, кто-то прислушивался, но, наверное, все понимали: чтобы не попасть под сатирические усмешку Валентина Гафта надо держать ухо востро и не подставляться, а стать хоть немножечко лучше…. Свои эпиграммы он читал обычно на творческих вечерах или актерских «капустинках».

Некоторые знакомые замирали от страха: вдруг и про нас теперь что-то сложит?! И вспоминали: были ли они в чем-то виноваты, чтобы не попасть в новые строчки Гафта, принципиального и резкого в своих иронии и сарказме?

При этом сам Валентин Гафт публично себя поэтом не называл. Хотя, безусловно, был им! Народным, справедливым и ярким. По-актерски наблюдательным и эмоциональным, щедрым на образы, метафоры и аллегории.

При этом не все эпиграммы были саркастичными. Ведь Гафт, можно сказать, выдавал «всем по делам их».

Эпиграмма, посвященная замечательному актеру, народному артисту России Михаилу Ульянову, например, — очень уважительная и добродушная. А в опубликованном варианте этих поэтических строк Валентин Иосифович даже обращается к нему «на Вы», причем, как уверяет молва, настоял именно на таком правописании в книжной редакции ЭКСМО.

Вот 5 самых известных эпиграмм Валентина Гафта, быстро «разошедшихся в народ»:

Савелию Крамарову

Теперь он не косит, а смотрит прямо

На родину свою издалека

Не думаю, что стал умнее там он,

Но мы ценить умели «дурака»

(Написано после эмиграции Крамарова в США, где он вскоре сделал операцию на глазах, — Прим. Ред.)

Леониду Ярмольнику

Чего не сделаешь за стольник,

Чтоб овладеть теплом сердец?

Был даже чайником Ярмольник,

Но унитаз — его венец…

(Ярмольник в своих творческих вечерах, будучи отличным мимом, часто изображал чайник и унитаз, — Прим. Ред)

Вячеславу Зайцеву

Царь моды — он теперь у власти

Все страны рвут его на части,

Он моды раб и господин.

Дел тряпочных великий мастер,

И женщин розовое счастье,

И голубая страсть мужчин.

(Посвящение известному модельеру и телеведущему, — Прим. Ред.)

Михаилу Ульянову

Ульянов, Вы большой оратор,

В Вас силы и таланта сплав.

Такой возьмет не только театр,

Вокзал возьмет и телеграф.

Михаилу Глузскому

Он выдержит стойко любые нагрузки,

Мгновенно исчезнут сомненья и боль,

Когда в договоре написано ГЛУЗСКИЙ,

Приличная сумма и главная роль.